Top.Mail.Ru
Ваш тайный советник

Все императоры были под колпаком

Рота дворцовых гренадер. Адольф ЛАДЮРНЕР «Гербовый зал Зимнего Дворца» (1838)
Изображение: Рота дворцовых гренадер. Адольф ЛАДЮРНЕР «Гербовый зал Зимнего Дворца» (1838)


Нынешние президенты и монархи давно стали заложниками жестких регламентов спецслужб: едва ли не каждый шаг они вынуждены совершать под бдительным оком охраны. А ведь было время, когда государь император гулял в одиночестве по Летнему саду и набережным Невы, а едва ли не единственной царской стражей считался «весь народ русский».


«Комнатные» казаки

Русские императоры и императрицы решали вопросы собственной охраны по-разному. Поначалу это были парадные конвои, назначенные из числа военных частей. От цареубийства или переворота подобная стража спасала далеко не всегда, потому что решались на такое те, кто и должен был по большому счету монарха охранять.

При дворцовых переворотах убийство августейшей особы подводило черту под заговором. Декабристы замыслили иное. По их плану, устранение императора должно было стать отправной точкой в реформировании государства. Декабрьский мятеж 1825 года подвиг Николая I на существенное реформирование силовых структур.

Пришло время перейти к профессиональной службе охраны. Появилось несколько новых подразделений: конный горский полуэскадрон, рота дворцовых гренадер. Часть охранных функций возложили на чины Отдельного корпуса жандармов и III Отде­ле­ния.

Для службы непосредственно в царских покоях были выделены из конвоя специальные «комнатные» казаки — телохранители. Караульные функции в императорской резиденции исполняли дворцовые гренадеры. Наружный контур охраны доверяли представителям гвардейских частей. Во время царских прогулок, например, по Летнему саду, подключались жандармы и секретные агенты III Отделения, переодетые в штатское. Даже такой мягкий и проницаемый «колпак» Николая раздражал.

Владимир Поярков «Портрет Дворцового гренадера М. Кулакова» (1915)
Владимир Поярков «Портрет Дворцового гренадера М. Кулакова» (1915)

Написано кровью

Александру II пришлось думать об охране гораздо больше. В 1862 году свет увидела прокламация «Моло­дая Россия» Петра Зайчневского. В ней прямо говорилось: «Двинемся на Зимний дворец истребить живущих там». Члены «Земли и воли» Антонович и Елисеев вынашивали планы похищения цесаревича Николая и последующего требования конституции.

К первой половине 1860‑х годов подразделения, обеспечивающие личную охрану царя и его семьи, оформились в определенную структуру. В нее входили гвардейские полки, элитные эскадроны собственного Его Величества конвоя, рота дворцовых гренадер — все они контролировали «внешний периметр».

III Отделение и Отдельный корпус жандармов с общеимперской полицией представляли собой органы госбезопасности и госохраны. И, наконец, Дворцовая полиция и Охранная стража III Отделения отвечали непосредственно за царскую семью.

Однако сотрудникам не хватало опыта. Например, в апреле 1866 года Дмитрию Каракозову помешал сделать повторный выстрел в императора не кто-то из охраны, а случайный свидетель — Осип Комиссаров. Один унтер-офицер, отвечавший за безопасность царя, держал полость от саней. Второй — императорскую шинель. И оба стояли к террористу спиной.

Через 13 лет члены «Народной воли» вынесли Александру смертный приговор. В апреле 1879 года Александр Соловьев сделал пять (!) выстрелов с близкого расстояния и даже гнался за императором полсотни шагов. Не догадайся тот бежать пригнувшись и зигзагами, помощь в лице штабс-капитана Коха безнадежно опоздала бы. Да и настигнув Соловьева, жандарм ударил его шашкой по спине... плашмя.

1879 год. Народоволец Соловьев гнался за Александром II по набережной Мойки, сделал пять выстрелов с близкого расстояния, но не попал
1879 год. Народоволец Соловьев гнался за Александром II по набережной Мойки, сделал пять выстрелов с близкого расстояния, но не попал
Осенью того же года государь чудом не погиб после взрыва на железной дороге. Спасло его лишь то, что паровоз царского поезда вышел из строя, и он прошел вне графика. Взрыв прогремел под составом со свитой.

1879 год. Взорванный состав с царской свитой
1879 год. Взорванный состав с царской свитой
В феврале 1880 года Степан Халтурин смог пронести в подвальное помещение Зимнего дворца 30 килограмм динамита, рассчитать время торжественного обеда у царя и произвести взрыв. Александр спасся по счастливой случайности. Погибли 11 гвардейцев и лакей.

1880 год. Халтурин смог пронести в подвал Зимнего дворца 30 килограмм динамита
1880 год. Халтурин смог пронести в подвал Зимнего дворца 30 килограмм динамита
12 февраля 1880 года для борьбы с терроризмом была учреждена Верховная распорядительная комиссия под руководством графа Лорис-Меликова. Она должна была выработать в том числе и положения об охране августейших особ. Вот только все эти положения оказались написанными кровью: 1 марта 1881 года бомба, брошенная Игнатием Гриневицким, смертельно ранила императора Александра.


Пленники революции

Теперь вся служба охраны подчинялась одному начальнику. На этот пост был назначен генерал-майор свиты Петр Черевин.

Он пользовался при дворе огромным влиянием, так как фактически выполнял при Александре III секретарские функции и координировал все меры по безопасности царской семьи. Правда, его репутацию портила неуемная тяга к алкоголю. Она зачастую становилась причиной того, что в свет просачивались разного рода сплетни и факты из жизни императорского двора — вызвать Черевина на откровенность «за рюмочкой» было проще простого.

С незначительными изменениями служба охраны просуществовала до 1917 года: корректировались названия, росли штаты и финансирование. К примеру, начальник охраны с 1906 года стал называться дворцовым комендантом. Но задачи и методы работы уже не менялись.

Итак, с 1881 года в структуру царской охраны входили: конвой, рота дворцовых гренадер, Сводный пехотный полк, Сводный железнодорожный полк, Дворцовая полиция. Позже к ним добавилась Сводная противовоздушная батарея, а дворцовому коменданту подчинили полицию в городах, где имелись императорские резиденции.

Дворцовые комплексы превратились в неприступные крепости, а о прогулках без охраны пришлось напрочь забыть. Александр III фактически заперся в Гатчинском дворце, получив прозвище «пленник революции». К концу царствования ему удалось сбить волну террора, но Николай II тоже вынужден был жить «под колпаком» и подальше от Зимнего дворца. Еще в 1891 году во время визита в Японию он пережил покушение со стороны фанатика-самурая, так что почти ко всем мерам охраны относился терпеливо, хотя и равнодушно.

Николай II в окружении чинов охраны
Николай II в окружении чинов охраны
В каждом из подразделений сформировались свои методы работы. В пределах императорских резиденций посты Дворцовой полиции, гренадеров и конвоя располагались так, что выходящие из личных покоев члены царской семьи и гости всегда попадали в поле зрения минимум двух постов. Если же они затевали долгую прогулку, то охрана передавала их из рук в руки. Кроме того, в Зимнем дворце было пять постоянных усиленных постов из гвардейцев и казаков конвоя.


Нелегкая доля

Смена у заступивших на дежурство обычно длилась сутки. Наряды Сводного пехотного полка, помимо караульной службы, совершали непрерывные обходы помещений и парковых территорий. При высочайших особах находились казаки конвоя. Например, телохранителем Николая I был урядник Тимофей Ящик, цесаревича Алексея — вахмистр Алексей Пилипенко.

Парковые территории сторожили специально обученные собаки — немецкие овчарки и доберманы (внутрь резиденций Николай I допускать собак наотрез отказался), а по периметру дворцовых комплексов располагались дополнительные караульные посты. Любой, кто приезжал в царскую резиденцию или ее окрестности, в течение суток был обязан встретиться с сотрудником регистрационного бюро и подтвердить свою личность.

Люди в императорскую охрану подбирались тщательно. Специальные «скауты» объезжали кубанские и терские станицы, выбирая наиболее достойных казаков. Брали по рекомендациям, учитывали не только внешние данные — крепкое телосложение, рост не ниже 180 см, но и сообразительность, преданность, умение ладить с людьми.

Ключевую роль в охране к началу царствования Николая II стала играть Дворцовая полиция, преобразованная из Дворцовой стражи. Она имела два отдела. Секретный занимался проверкой персонала резиденций и вообще служащих по штатам министерства двора, слежкой за подозрительными лицами, агентурной работой. Отдел стражи осуществлял непосредственно охрану. Его сотрудники обязаны были знать в лицо всех живущих и работающих в резиденции, всех родственников и постоянных посетителей августейших особ.

Подбору личного состава уделялось особое внимание. Команда формировалась из лучших городовых и околоточных надзирателей петербургской полиции, а также из отставных гвардейских унтер-офицеров. Требования были весьма строгими — православные, холостые, крепкого телосложения и хорошего здоровья, благообразной наружности и совершенной благонадежности.

Стражам определялось достаточно высокое жалованье — 75 рублей в месяц. На Пасху их премировали — в зависимости от служебных достижений — суммами от 15 до 75 рублей. На Рождество полагалась премия в 100 рублей. В торжественных случаях они носили обычную форму надзирателей петербургской полиции, но служебные обязанности выполняли в штатском платье, расходы на пошив которого компенсировала казна. Кроме того, стражники обеспечивались казенным жильем. Подразделения Дворцовой полиции были созданы в каждой резиденции.

Служба в царской охране считалась хоть и престижной, но в какой-то степени неблагодарной. К выходу в отставку сотрудник обзаводился целым рядом профессиональных заболеваний — ревматизмом, туберкулезом, хроническими простудами или расстройством нервов. Но от желающих все равно не было отбою — возможность находиться рядом с высочайшими особами перевешивала все минусы службы.

Антон Морозов


Интересные факты


Сын Шамиля в конвое царя
В 1861 году в лейб-гвардии Кавказский эскадрон императорского конвоя был зачислен поручиком Мухаммад-Шафи, четвертый сын Шамиля, захваченный в плен после взятия аула Гуниб. Он пользовался уважением сослуживцев, был на хорошем счету у начальства. Дослужился до звания генерал-майора, не раз награждался орденами. Во время Русско-турецкой войны просился в действующую армию, но получил отказ, так как его брат Гази-Мухаммад командовал крупным подразделением в османской армии.

Имам Шамиль
Имам Шамиль

Строгие правила
Свод правил, регламентировавших несение охранной службы и организацию наружного наблюдения, занимал 30 параграфов в 1894 году и вырос до 226 к 1914 году. В инструкции определялась, например, форма примерных ответов на вопросы об императорской фамилии вплоть до «особо вежливого, но непреклонного отношения к дамам при их желании приблизиться к императору». «В садах, где августейшие особы изволят прогуливаться», стражники обязаны заблаговременно осматривать «аллеи и места, по которым обыкновенно прогулка бывает», и «обращать внимание на то, не скрывается ли кто-нибудь в клумбах, кустах или за деревьями и постройками».
«При отсутствии публики» предписывалось «держаться на значительном расстоянии, дабы не обращать на себя внимание», а в случае «появления публики» необходимо задерживать лиц, которые, «пробираясь сквозь толпу, стараются приблизиться к высочайшим особам с подозрительными намерениями», а также «лиц, заметно переодетых в платье крестьянское или другое, несообразное с их наружностью и, очевидно, одетое с какой-нибудь предосудительной целью».


Охранная армия
В момент создания Дворцовой полиции в ее штат зачислили 37 чинов. В 1907 году там служили 355 чинов в секретной части и 342 чина в страже. Во время визитов в Cтавку Николая II в 1914 году единовременно на смену заступали 1500 сотрудников, причастных к охранным подразделениям — не считая собственно армейских частей.


52 000 рублей
Столько было выделено в 1866 году на Охранную стражу III Отделения. В 1904 году только на финансирование секретного отдела Дворцовой полиции ушло 290 000 рублей.
А, к примеру, комплекс мер безопасности в Петербурге, связанный с празднованием 300‑летия дома Романовых и относящийся только к лицам императорской фамилии, обошелся, по разным подсчетам, в сумму от 1,5 до 2,1 миллиона рублей.


Воздушная тревога
В 1906 году руководитель Боевой организации эсеров Евно Азеф выступил с идеей организации воздушного налета на царские резиденции. Инженер Иван Бухало, проживавший в Мюнхене, разработал самолет, способный набирать высоту до 2 километров, скорость до 140 километров в час и нести несколько сот килограммов бомб. «Скорость полета давала возможность выбрать отправную точку на много сот километров от Петербурга, в Западной Европе, в Швеции, Норвегии, даже в Англии. Подъемная сила позволяла сделать попытку разрушить весь Царскосельский или Петергофский дворец», — вспоминал Борис Савинков.
Азеф, имевший техническое образование, уверял, что все расчеты Бухало верны, и убедил эсеров собрать 20 000 рублей на реализацию проекта. Впрочем, работы оказались более дорогостоящими, а срок их выполнения постоянно сдвигался.
В конце концов Азеф был разоблачен как провокатор, а Бухало продал свою разработку германскому промышленнику. До поры до времени никаких средств защиты от воздушной угрозы не было, разве что армейское начальство получило строжайшее распоряжение запретить полеты в окрестностях царских резиденций. Но в 1915 году в структуре императорской охраны была создана Отдельная батарея для воздушной охраны императорской резиденции в Царском Селе.

Евно Азеф
Евно Азеф