Top.Mail.Ru
«Сталину обязан жизнью». Откровения заслуженного артиста России с пятью классами образования. Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close
Ваш тайный советник

Главный редактор всея Руси

Петр I

Правители могут не только запрещать и не пущать, ограничивая свободу репортерского слова. Порой они сами берутся за перо. В Рос­сии на это отважились самые великие — Петр и Екатерина. Но оказалось, что подчас легче править страной, чем выпускать журнал.



Репортаж Его Величества


День российской печати отмечается 13 января. По старому стилю это 2 января. В 1703 году в этот день вышел третий (первый сохранившийся в печатном, а не рукописном варианте) номер «Ведомостей» — новой забавы самодержца Петра I.
Император-реформатор был, по сути, и главным редактором своего детища, и дизайнером, и корректором, и журналистом. Несмотря на занятость, Петр успевал просматривать иностранную прессу и выбирать из нее наиболее интересные новости для перепечатки в «Ведомостях». Сам же их подчас и переводил.

А порой император брался за перо и лично сочинял репортажи о наиболее важных событиях. Или поступал еще проще: отдавал для печати письма — свои, жены, сына, приближенных.

Так, например, в 11‑м номере газеты за 1709 год опубликовано послание, писанное «властной рукой Его царского Величества», к наследнику — цесаревичу Алексею. Это письмо-статью Петр I сочинил сразу после победы в Полтавской битве — 27 июня.

«Объявляю Вам о зело превеликой и неначаемой (долгожданной) виктории…» — начинает Петр свое сообщение. Он повествует о ходе битвы и заканчивает перечислением захваченных в плен шведских военачальников.

Петр просматривал все номера «Ведомостей», был редактором и цензором в одном лице. Иван Мусин-Пушкин, начальник Монастырского приказа, в чьем ведении находилась газета, писал директору московской типографии Федору Поликарпову: «Присланные от тебя куранты неугодны. Изволил великий государь говорить, не надобно писать «Реляция», но «Ведомости», писать, из какого места присланы. И ты, исправя, печатай и передавай в народ».

Петр I ввел и еще одно правило — за иностранными словами сразу же давать их перевод. Например, он просил разъяснять, что французский «шамад» — это сдача, а «пардон» — милость.


Бабушка русской журналистики


Следующим после Петра Великого журналистом на троне Российской империи стала Екате­рина II. 1 января 1769 года вышел первый номер журнала «Всякая всячина». Официально издателем был секретарь императрицы Григорий Козицкий. Однако истинным редактором и автором самых значимых статей являлась сама Екатерина. Считается, что современники не знали об этом либо очень ловко играли в игру, предложенную императрицей. Она сама называла себя «бабушкой русской журналистики». И над этой «бабушкой», а точнее — над неизвестным автором многочисленных публикаций «Всякой всячины», конкуренты-издатели смеялись в открытую.
Они указывали на нелепые фразы в текстах — Екатерина, как ни старалась, не смогла выучить русский в совершенстве, путалась в падежах, предлогах, спряжениях.

В 1769 году вышло 52 номера ее журнала, в следующем 1770‑м только 10 более-менее сносных выпусков «Барышека Всякой всячины» (то есть остатка), а потом и вовсе издание превратилось в перепечатку античных произведений.

Спустя 13 лет императрица попыталась вернуться в журналистику. Ее сподвижница княгиня Екатерина Дашкова начинает выпускать в 1783 году журнал «Собеседник любителей российского слова, содержащий разные сочинения в прозе и стихах некоторых российских писателей».

Екатерина Дашкова
Екатерина Дашкова


Половину этого издания занимали «Записки касательно российской истории» Екатерины II, в которых императрица рассуждала о прошлом страны и о том, как его следует понимать. Однако читателям было гораздо интереснее следить за развернувшейся на страницах журнала перепалкой между Денисом Фонвизиным, публиковавшим свои «Вопросы», и императрицей, анонимно отвечавшей ему в разделе «Были и небылицы». Фонвизин зло критиковал показную просвещенность и либерализм царицы, высмеивал ее фаворитизм и нравы развращенных вельмож. Екатерина отбивалась от этих нападок, а попутно и сама иронизировала над неугодными ей приближенными. За этим сериалом следил весь свет. Но в 1784 году он оборвался без объяснения причин.
Больше Екатерина в журналистику не играла.


Елена Ожегова




Интересные факты



Екатерина II о дядюшке:

«Дядюшка мой человек разумный есть. Он хотя мало учился, но много знания получил читанием лучших книг».
Над этой фразой Екатерины II из «Всякой всячины» смеялся весь просвещенный Петербург.

Екатерина II (1729–1796)
Екатерина II (1729–1796)



Вызов на дуэль через газету

Павел I тоже любил публиковаться в газетах. В 1797 году, спустя несколько дней после коронации, он приказал установить в одной из комнат нижнего этажа Зимнего дворца особый почтовый ящик. В него с улицы мог кинуть обращение к императору любой желающий. У Павла был единственный ключ от этой комнаты, и он регулярно проверял корреспонденцию. А потом отвечал на письма и публиковал эти ответы в городских газетах. От придворных император требовал докладывать ему, возымела ли его резолюция на прошения эффект.
Но самое необычное послание от Павла I общественность прочитала в 1800 году. Русский император решил, что нашел отличное решение приостановить все войны в Европе. Павел вызвал на дуэль всех глав государств. Он рассудил, что международные конфликты начинаются из-за честолюбия государей и интриг их свиты. И многочисленные люди потом гибнут в войнах совершенно зря. Павел составил обращение к своим «коллегам», предложил им встретиться и выяснить отношения, не втягивая в это свои народы. А в качестве секундантов предлагал звать министров и генералов.
По воспоминаниям немецкого писателя Августа фон Коцебу, который помогал Павлу переводить это послание на немецкий язык, обращение было опубликовано «в придворной газете, к величайшему изумлению всего города». Спустя месяц, в январе 1801 года, это объявление было перепечатано в «Лондонском вестнике» и французском журнале. Как отреагировали европейские монархи на этот вызов — неизвестно. Возможно, они бы и явились на дуэль, да не успели. 12 марта 1801 года «император скончался апоплексическим ударом табакеркой в висок».

Павел I
Павел I