Top.Mail.Ru
Ваш тайный советник
Жил-был Петербург

Жил-был Петербург 1914-1917

«Ваш тайный советник» продолжает серию статей, реконструирующих жизнь Петербурга-Ленинграда и горожан, а вместе с ними и всей России в бурном ХХ веке.


Патриотический порыв молодежи


И беспризорники и скауты рвались на фронт)
И беспризорники и скауты рвались на фронт


Беспризорность и раньше была привычным явлением. Но если до войны подростки промышляли в одиночку, воруя в лавках, взламывая чердаки или выпрашивая у прохожих папироску, то теперь они стали объединяться в «вольные уличные дружины». Босиком и с палками на плечах они играли в войну, и их единственной мечтой было уйти добровольцем на фронт.

Альтернативную мобилизацию предложили пос
ледователи родоначальника скаутизма англичанина Баден-Паулема. В январе 1916 года в Петрограде с небывалым успехом прошел первый Всероссийский съезд инструкторов этого движения, созванный комитетом общества «Русский скаут». Молодежь, как всегда особенно чуткая и порывистая, спешила примкнуть к тому, что связано с физической силой, дисциплиной тела и духа.
Учащаяся молодежь тоже подверглась влиянию Запада. Тип русского студента — беззаботного и бесшабашного, то голодного, то пьяного (в пивных 11-я кружка отпускалась бесплатно), иногда «делающего политику», а иногда выносящего на руках из театра опереточную примадонну — стал вымирать. На смену пришел новый студент — американизированный. Человек дела, не забывающий о том, что время — деньги, он подряжался в грузчики, официанты, шоферы, вагоновожатые, газетчики, бухгалтеры, торговцы и борцы-чемпионы.

Политически активное студенчество война развела на два лагеря: антивоенное меньшинство и патриотически настроенное большинство. Пацифисты резко осуждали коленопреклонение перед Зимним дворцом, с укоризной напоминали о «площади, где 9 лет тому назад расстреляны наши товарищи». Студенты-трудовики призывали сверстников оставаться верными «заветам старого студенчества и возвысить свой голос за честь и достоинство родины».


Фронт вместо учебы


Студенты на фронте Первой Мировой войны
Студентов массово забирали на фронт


Между тем высшая школа стала едва ли не основным источником пополнения таявшего в боях младшего командного состава офицерского корпуса. Россия начала войну без необходимого командного резерва. Студентам, за исключением выпускников, отменялись отсрочки. Их направляли «нижними чинами» в запасные полки. «Достойные и способные» находились 4-8 месяцев в военных училищах, после чего получали чин прапорщика. Менее «достойные» призывники из студентов определялись в войска унтер-офицерами. И уже совсем «недостойные» — рядовыми.

Будущие ученые гибли тысячами. Бессмысленное растрачивание интеллектуальных сил тревожило министра народного просвещения П. Н. Игнатьева: «Необходимо предусматривать, что с окончанием военных действий для восстановления нормального хода государственной работы потребуется весьма значительное число образованных работников». Но эти призывы не были услышаны.

Студенческие мобилизации следовали одна за другой. Так, Петроградский политехникум в 1915-1916 годах направил в армию 1615 студентов, малолюдный Петроградский институт путей сообщения только в 1915-м — 400 человек. Чтобы удовлетворить потребности действующей армии во врачах, медицинские факультеты были переведены на сокращенное четырехлетнее обучение.

В тылу студенты командировались на оборонные заводы — инженерами, конструкторами, техниками-инструкторами, просто токарями и т. д. Разгружали вагоны с ранеными, продовольствием, дровами.

Военные поражения, фатально преследовавшие Россию в текущей войне, постоянные наборы студентов в армию, каждодневные вести с фронта об убитых и искалеченных товарищах — все это в итоге ввергло молодежь в состояние уныния и разочарования. Энтузиазм пропал даже у тех, кто оправдывал войну. Война стала непопулярна. В 1916 году лишь единицы стремились в военные училища.

В 1917 году все студенчество было охвачено антивоенными настроениями. Студенты ратовали за скорейший и достойный выход России из войны во имя мира гражданского.



Беженцы и эвакуированные из Польши и Латвии пополняли рабочее население столицы, которое к началу 1917 года возросло в полтора раза. Ухудшились и без того тяжелые условия труда. Работали сверхурочно — официальная продолжительность рабочего дня составляла 9 часов. И хотя за переработку платили, прибавку съедала инфляция: цены к началу 1917 года выросли в 3 раза по сравнению с довоенным временем. Забастовки возродились с новой силой, несмотря на то, что рабочим грозила отправка на фронт. Так, за акцию протеста на Путиловском заводе в феврале 1916 года 1800 человек отдали в солдаты.


Подготовила Елена Летенкова

Продолжение следует...