Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close
Ваш тайный советник

Темный век

И. Е. Репин. «Крестный ход в Курской губернии». 1883 г.
Научные произведения не должны были содержать «неосторожные прикосновения к православной церкви и установлениям ее».
Изображение: И. Е. Репин. «Крестный ход в Курской губернии». 1883 г.


Великая французская революция всерьез обеспокоила российских самодержцев. Корень зла с подачи церкви они нашли в науке и просвещении. 


Ломоносова — в Синод на перевоспитание

Официально духовная цензура возникла еще при Петре I. В 1721 году он учредил Святейший Синод, который должен был в том числе следить и за печатанием богословских книг. 

Гнев церковнослужителей ощутил на себе уже отец русской науки Михаил Ломоносов. В 1740 году изданную по его инициативе книгу Фонтенеля «Разговор о множестве миров» Синод признал «противной вере и нравственности». Издание изъяли и уничтожили. 

Через 17 лет священнослужители весьма оскорбились «Гимном бороде», где Ломоносов высмеивал церковников, прикрывающих свои неправедные делишки густой бородой. Ученого вызвали в Синод для объяснения. Но он не только не прислушался к увещеваниям, но и сочинил эпиграмму, где малых козлят с бородами поставил выше попов. Те написали жалобу самой императрице, в которой просили «пасквили истребить и публично сжечь», а «означенного Ломоносова для надлежащего в том увещания и исправления в Синод отослать». Но Елизавета Петровна не согласилась с такими мерами. 

Однако уже при Павле I цензура расцвела. Вплоть до того, что император запретил ввозить из-за границы книги. Пришедший к власти Александр I этот отцовский указ отменил. Но если первые годы его правления и были окрашены в либеральные тона, то потом в стране началось закручивания гаек. А российский самодержец стал страстным чтецом Библии и впал в мистицизм. 

В 1811 году Синод велел преподавать в школах Закон Божий как главный предмет. А через шесть лет Министерство народного просвещения было объединено с управлением духовных дел, которое Николай Карамзин называл «министерством затемнения». Сотрудники нового ведомства просматривали все книги, сочинения, неблагонадежные изымали и уничтожали. 

Дух вольнодумства взялись глушить и в университетах. На физико-математическом факультете профессора обязаны были «указывать на премудрость Божию», на отделении политических наук — убеждать, что «правление монархическое установлено самим Богом», а историки должны были доказывать, что все люди произошли от Адама и Евы. Попечитель Санкт-Петербургского учебного округа Дмитрий Рунич добился увольнения лучших профессоров недавно открытого Петербургского университета, обвинив их во вредных антихристианских учениях. 


До начала ХХ века Солнце вращалось вокруг Земли

После разгрома выступления декабристов консервативные настроения в верхах только усилились. В апреле 1828 года были утверждены уставы светской и духовной цензуры. В опубликованных произведениях не должно было содержаться «не только никакого неблагоприятного, но даже и неосторожного прикосновения к православной церкви и установлениям ее, к правительству и ко всем поставленным от него властям и законам». 

Николай Коперник
Николай Коперник

Особую нелюбовь церковников снискали естественные науки. Ученым для битья стал Николай Коперник. В 1815 году вышла книга «Разрушение коперниковской системы», в ней помимо него обманщиками были названы также Кеплер, Декарт, Ньютон. В 1876 году в Петербурге издали брошюру «Земля неподвижная, популярная лекция, доказывающая, что земной шар не вращается ни около оси, ни около Солнца». С теорией поляка Коперника российское духовенство не могло примириться очень долго. Еще в 1914 году сельский священник Иов Немцев из Нижегородской губернии в своем сочинении настаивал на том, что «Круг земли неподвижен, солнце ходит. Доказано из Священного Писания и из творений святых отцов». 

Чарльз Дарвин
Чарльз Дарвин

Гонениям церкви в царской России подвергался и Чарльз Дарвин с теорией эволюции. Арестовали в 1866 году книгу Ивана Сеченова «Рефлексы головного мозга». Петербургский митрополит Исидор попросил Cинод даже сослать автора в Соловецкий монастырь «за предерзостное душепагубное и вредоносное учение». 

Митрополит Исидор
Митрополит Исидор предлагал сослать ученого Ивана Сеченова на Соловки.

Борьба с наукой принимала порой трагикомический характер. В 1821 году цензор Александр Красовский не пустил в тираж статью «О вреде грибов», потому что их рекомендовали священники в качестве постной пищи. В 70-е годы религиозно настроенные коллеги затравили одесского зоолога Владимира Шманкевича. Он провел ценные исследования о влиянии среды на организм. Но был обвинен в воровстве объектива от микроскопа, против него возбудили судебное дело. Не выдержав нападок, исследователь покончил жизнь самоубийством. А настоящего вора нашли на следующий день после этой трагедии. 


Христиане не смеются

Духовенство настораживала и юмористическая литература. В 1858 году митрополит Новго­родский и Петербургский Григорий яростно выступал против сатирических журналов «Весельчак», «Смех», «Пустозвон» и требовал закрыть их, ибо «христианам непристойно смеяться». 

В 60-е годы в свет вышли некоторые акты «всешутейшего, всепьянейшего и сумасброднейшего собора», учрежденного Петром I и пародировавшего церковные обряды. Они разозлили московского митрополита Филарета, который заявил, что осмеяние императором церкви оскорбляет религию, нравственность и сам царский род. 

Подпадал по жестокую цензуру и фольклор. За издание «Сказаний русского народа» историку и фольклористу Ивану Сахарову грозили ссылкой. А сборник «Народные русские легенды» Александра Афанасьева сразу после выхода в 1860 году запретили с легкой руки митрополитов московского Филарета и петербургского Григория. Когда же книга сказок Афанасьева, «полная кощунства и безнравственности», получила золотую медаль от Географического общества, Филарет сокрушался: «Трудно, нет средств противодействовать». 

Поль Анри Гольбах
Поль Анри Гольбах

В опале оказалась и научная философия. В 1837 году Николай I распорядился не читать произведений из купленной при Екатерине ІІ большой библиотеки французских философов. Сочинения Вольтера беспощадно сжигались. Такая же судьба ожидала и труды Поля Анри Гольбаха («Система природы»), Гельвеция («О человеке»), Фейербаха и десятков других. 

Франсуа Вольтер
Франсуа Вольтер


А была ли анафема?

Не нашел взаимопонимания с церковью и Лев Толстой. Верующий, крещенный в православие, Лев Николаевич в последних своих трудах не соглашался со многими церковными догмами. Он не принимал учение о Троичности Бога, непорочном зачатии Иисуса Христа и считал, что священнослужителей больше волнует собственное благополучие, нежели народ или идеалы добра и любви к ближнему. Автор «Войны и мира» предлагал свое философское учение о всепрощении, неприятии любого зла, вражды и войн. Оно получило название «толстовства». Свои взгляды Толстой излагал в брошюрках, которые распространялись в городах и селах. 

Лев Толстой рассказывает сказку своим внукам.
Лев Толстой рассказывает сказку своим внукам

Чашу терпения священников переполнил роман «Воскресение» (1899 год). В нем духовенство выведено холодным и безучастным к людям, механически и наскоро исполняющим свои обряды. А малопонятные простому народу старославянские слова автор в описываемых богослужениях заменил на обыденные. Через два года в журнале «Церковные ведомости» вышло определение Синода, после которого многие ошибочно решили, что Толстого предали анафеме. Но в нем ничего не сказано об отлучение опального графа от церкви — упоминается лишь слово «отпадение»: «Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею... Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разум истины». Под этим подписались Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний и еще шесть высших иерархов. 

После публикации послания на графа посыпались письма с угрозами, увещевания с призывами покаяться. Особенно усердствовал Иоанн Кронштадтский. Из его дневника видно, что он желал Толстому лютой смерти: «Господи, не допусти Льву Толстому, еретику, превзошедшему всех еретиков, достигнуть до праздника Рождества Пресвятой Богородицы... Возьми его с земли — этот труп зловонный, гордостию своею посмрадивший всю землю. Аминь». 

В конце 1902 года будущий святой даже отрекся от диплома почетного члена Юрьевского университета, потому что такой же чести удостоился и ненавистный им граф. В письме ректору Александру Филиппову Иоанн Кронштадтский ответил: «Благодарю Юрьевский университет за честь звания почетного члена, но под одной категорией с безбожником быть не желаю». 

Впрочем, немало было у Толстого и сторонников. По воспоминаниям его жены Софьи Андреевны, и спустя две недели после скандального определения Синода в дом писателя приносили цветы и телеграммы с выражением поддержки и симпатии. Антон Чехов писал: «К отлучению Толстого публика отнеслась со смехом». 

Марина Костюкевич



Интересные факты

Чугунки дьявола 
Некоторые священники даже в техническом прогрессе видели чертовщину. Как только в России начали прокладывать железную дорогу, то они проповедовали против «чугунок дьявола». Долгое время на храмах запрещалось устанавливать громоотводы, а также страховать сельские церкви от огня. Как говорится, на все воля Божия. 

В начале XX века жертвой домыслов церковников стало московское метро. Проект его постройки предложил инженер Петр Балинский. Местное духовенство возмутилось столь «греховной мечтой»: «Не унизит ли себя человек, созданный по образу и подобию Божию разумным созданием, спустившись в преисподнюю?» Творением дьявола считали и кинематограф. Еще в 1912 году епископ Варнава предавал анафеме тех, кто ходил в кино.


Пушкин в опале 
В немилость царско-церковных цензоров попал было и Пушкин. А все из-за своей фривольной поэмы «Гавриилиада», высмеивающей эпизоды из Евангелия и Священного Писания. Поэта по этому делу даже допрашивали. И сначала Александр Сергеевич якобы отрекался от своего авторства. Но позже лично передал императору письмо с признанием и раскаянием. Тот судебное дело в отношении поэта прекратил.