Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close
Ваш тайный советник

Копировщики лютуют

В Петербурге к 1910 году продавалось до 5000 граммофонов в год.
В Петербурге к 1910 году продавалось до 5000 граммофонов в год


Первая в Европе студия грамзаписи появилась в августе 1898 года в Лондоне. Всего полгода спустя на ее базе залетными артистами из Санкт-Петербурга были записаны первые «русскоговорящие» грампластинки. А уже в 1902 году англичане из АО «Граммофон» создали в Риге первую фабрику по производству пластинок
для российского потребителя. Но в том же году, едва открывшись, иностранцы вынуждены были констатировать, что на фоне их успеха в России возникло множество небольших фабрик, занимающихся исключительно подделкой фирменных записей путем механического копирования.


«Пиратские» технологии


Примечательно, что в России сразу была сделана ставка на запись не только дешевых «проходных», но и самых выдающихся в ту пору артистов. На первых граммофонных пластинках отметились Федор Шаляпин, Анастасия Вяльцева, Вера Комиссаржевская, Леонид Собинов, Мария Савина. Звукозаписывающий бизнес стал развиваться поразительными темпами. К предвоенному 1913 году в России производилось до 20 миллионов пластинок в год, существовало Граммофонное общество, выпускались специализированные журналы «Граммо­фонный мир» и «Граммофонная жизнь», регулярно печатались каталоги пластиночной продукции.

Понятно, что на волне такого меломанского бума «пираты» не дремали. Тогда их называли «копировщиками». С технической точки зрения, вопрос решался просто: покупалась одна подлинная пластинка, и с нее снималась гальваническая копия, которая затем использовалась в качестве штампа для печати «доптиража».

Фабрики «копировщиков», поставлявших левый аудиотовар на российский рынок, трудились денно и нощно — в Петербурге, Москве, Варшаве, Берлине.
И, разумеется, в Одессе (на родине «контрабандного товара»). Кстати, одесские «пираты» умудрялись порой не просто механически воспроизводить копии оригинала, но и в кустарных условиях вносить в них собственные аудиоврезки. За счет подобного незначительного изменения пластинка как бы становилась самостоятельным, отличным от исходного, продуктом.



Подделка пластинок «один в один» (вплоть до печатания лейбла подлинного производителя) практиковалась не слишком широко. Гораздо чаще «копировщики» шли по пути «мимикрии» — внешнего сходства продукта с незначительным изменением. Этот метод позднее возьмут на вооружение китайские производители, выпуская Rebok вместо Reebok, Panasonik вместо Panasonic и т. д.

Нередко для привлечения потенциальных покупателей на обложке указывались громкие имена популярных исполнителей, хотя на самой пластинке содержалась запись совсем другого артиста. Подобный случай был описан в «Русском слове» в апреле 1911 года. Тогда артистке Боль­шого театра г‑же Калиновс­кой попалась в руки пластинка, выпущенная фирмой «Фаворит-рекорд», с записью ее дуэтов с неким Шевелевым. Но сама она этих арий никогда не исполняла и Шевелева знать не знала… Масштабы подделок были таковы, что одни «копировщики» беззастенчиво делали «пиратские» копии с продукции других «копировщиков».

Одним из первых дельцов, который выпускал «пиратские» копии самых покупаемых записей артистов, стал некто Мазель. По собственному признанию, его фирма «Тонофонъ Рекордъ», открытая в Петербурге в 1910 году, продала десятки тысяч дисков, «не уплатив ни гроша» артистам.

Безрупорные граммофоны (патефоны), помещавшиеся в специальный чемоданчик, пользовались особой популярностью у любителей пикников на природе


Первый закон об авторском праве


При таких раскладах легальная граммофонная промышленность вкупе с артистами терпела колоссальные убытки. И тогда мощное граммофонное лобби (в первую очередь представители АО «Граммо­фон») ценой неимоверных усилий сумело внести ряд важнейших поправок в давно разрабатываемый законопроект.

В итоге 20 марта 1911 года вы­шло «Положение об авторском пра­ве», в котором впервые были учтены и интересы производителей фонограмм. С этого момента вы­пуск копированных пластинок стал уголовно наказуемым, вплоть до тюремного заключения. До реального срока такие дела редко доходили, однако присуждаемые судом размеры компенсаций легальным производителям за причиненный убыток заставили многих «копировщиков» свернуть сверхдоходный бизнес.

грамм-пластинка
Поначалу как материал для самопальных пластинок использовалась крупно­фор­матная фотопленка для аэросъемки, а затем умельцы приспособились мастерить их на основе более доступных «бэушных» рент­геновских снимков


Игорь Шушарин





Интересные факты



Причина нервного расстройства

О масштабах «граммофономании» в начале прошлого века можно судить даже по одной заметке, опубликованной в «Русском слове» в августе 1901 года: «Многие петербургские домовладельцы делают в своих контрактах нововведение, а именно — добавляется еще один пункт, на основании которого квартиронанимателю воспрещается иметь у себя, кроме собак и кошек, также и граммофоны. Нововведение это домовладельцы объясняют тем, что за последнее время очень много стало поступать жалоб квартирантов на нервное расстройство от граммофонов».


Конец «Золотой собаки»
В 1946 году в Ленинграде была основана подпольная звукозаписывающая фирма «Золотая собака». В нее входили, как писала газета «Вечерний Ленинград»: «доморощенный сочинитель пошлых песенок Борис Павлинов, специалист по музыке Евгений Саньков и техник-самоучка Богословский».
Звуко­запи­сы­вающий аппарат сконструиро­вал
Руслан Бого­словский, Саньков сочинял музыку, Павлинов пел. Первые пластинки на рентгеновской пленке — «Алкоголик», «Машуткин кот», «Жизнь блатная» и «Как поют бандиты» стоили от 10 до 25 рублей. «Музыкальная троица» была арестована в ноябре 1950 года и оказалась на лесоповале. После освобождения Богословский, взявший псевдоним Тайгин, снова занялся любимым делом и смастерил аппаратуру для изготовления уже пластмассовых грампластинок с «фирменными» наклейками…
Подпольных фирмочек, похожих на «Золотую собаку», в советские годы было множество. Существовали и откровенные «кидалы» — на черном рынке можно было купить пластинку, на которой вместо звуков «буги-вуги» слушателю доступно объясняли: «Хочешь стильной музыки? Хрен тебе!»