Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close
Ваш тайный советник

Как купец Калашников нарушил правила кулачного боя

Федор Солнцев «Кулачный бой» (1836)
Изображение: Федор Солнцев «Кулачный бой» (1836)


Кулачный бой — традиционный русский «вид спорта». Первые письменные упоминания о нем оставлены еще летописцем Нестором в 1048 году.
Бои имели свои строгие правила, результат нарушения которых хорошо описан Михаилом Лермонтовым в «Песне про купца Калашникова».


Чемпион Кирибеевич

Лермонтов написал «Песню» в 1837 году. Ее ключевой эпизод — кулачный поединок купца Степана Калашникова с царским опричником Кирибеевичем, опозорившим его жену.
Кирибеевич считался в этой схватке фаворитом, равных ему по силе бойцов в ту пору в Москве не было. Знал об этом и купец Калашников. Неспроста накануне поединка он встретился со своими братьями и взял с них слово выступить против Кирибеевича в случае своего, похоже, неминуемого, поражения.

И вот наступает роковой день. У Москвы-реки собираются кулачные поединщики, дабы потешить царя. Да только принимать вызов Кирибеевича, что называется, «дураков нет». И царев опричник откровенно глумится над ними.

Трижды громкий клич прокликали,
Ни один боец и не тронулся,
Лишь стоят да друг друга
поталкивают
На просторе опричник похаживает,
Над плохими бойцами подсмеивает:
«Присмирели, небось,
призадумались!
Так и быть, обещаюсь,
для праздника,
Отпущу живого с покаянием,
Лишь потешу царя нашего
батюшку».


Запрещенный прием

Наконец на «ристалище» выходит купец Калашников. Его намерения — самые серьезные, он предлагает Кирибеевичу схватку в формате «охотницкого боя». Точнее, одну из его разновидностей — «раз на раз». Для такого боя на земле проводилась черта, которую нельзя было переступать, и далее каждый боец поочередно наносил удар до тех пор, пока один из соперников не валился с ног или отказывался от поединка. Такая схватка теоретически допускала гибель одного из бойцов, но если соперник при этом сражался по правилам, наказания за причиненную смерть он не нес. А, собственно, правило было одно — запрещались любые удары в голову. И именно его купец Калашников нарушил: понимая, что по-другому против Кирибеевича не выстоять, он бьет «раскрывшегося», не ожидающего запрещенного приема соперника в висок.

Изловчился он, изготовился,
Собрался со всею силою
И ударил своего ненавистника
Прямо в левый висок со всего плеча.
И опричник молодой
застонал слегка,
Закачался, упал замертво…

Таким образом, Калашников сознательно пошел на убийство, в чем после честно признался царю. И Ивану Грозному ничего не оставалось, как приговорить убийцу к смертной казни. При этом, поступая с Калашниковым по справедливости (что, к слову сказать, было совсем не в традициях реального Ивана Васильевича), царь косвенно, через оказание милостей семье Калашникова, признал его правоту.

Игорь ШУШАРИН


Интересный факт

Существовали три основных вида кулачных поединков: «сцеплялка-свалка» (когда конкретной противной стороны не имелось, каждый бился с тем, кто «под руку подвернулся»); «стенка на стенку» (бились «свои» с «чужими» — выходили улица на улицу, и т. д.), и, наконец, «один на один» («охотницкий бой»). У каждой из разновидностей были свои правила и запреты, что, впрочем, не спасало от получения увечий, а то и смертельных исходов. По этой причине светская и духовная власть во все времена пыталась бороться с этой опасной забавой.

Когда кулачные бои еще не были запрещены в Москве и в других городах, многие из феноменальных силачей частенько убивали соперников насмерть. И в какой-то момент «на государственном уровне» был принят специальный закон, запрещающий подобным силачам драться кулаками. Во исполнение этого закона полиция брала у них подписку, обязывающую драться только ладонью, в случае же нарушения сего обязательства они привлекались к уголовной ответственности.