Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close
Ваш тайный советник

«Просите, чего хотите»

Первая советская атомная бомба РДС-1
Первая советская атомная бомба РДС-1


Воспоминания Татьяны Румянцевой, дочери одного из участников «атомного проекта» Авраама Ротшильда.


Работа в «ящике‑45» 

— Отца — инженера-конструктора — пригласили на должность главного конструктора на новую работу в 1946 году. Сейчас мы уже знаем, что это был специальный проектный институт ГСПИ‑11, разрабатывающий проект сооружения завода «Б» в Челябинске‑40, где наработанный в реакторе плутоний отделялся от урана и радиоактивных продуктов деления. Но тогда все держалось в тайне даже от ближайших родственников, мы знали только то, что папа теперь работает в «почтовом ящике‑45». Отец неделями, а то и месяцами пропадал в командировках на стройплощадке в Челябинске, каждый его приезд в Ленинград был праздником. 

В августе 1949‑го (как теперь понимаю, после успешного испытания ядерной бомбы в Семипала­тинске) отец вместе с директором и главным инженером проектного института были приглашены в Москву на правительственный прием. Они стали лауреатами Сталинской премии, Сталин лично подписал врученные им благодарности. Премия составила неслыханные по тем временам 50 тысяч рублей. (Автомобиль стоил от 8 до 16 тысяч рублей.) К ней прилагались красные тисненые корочки на всех членов семьи (на отца, маму и на двух дочерей), дающие право бесплатного проезда на всех видах транспорта. Для родителей — пожизненно, для нас — до наступления совершеннолетия. Кроме того, участникам проекта был дан «карт-бланш», Сталин сказал, что они могут попросить у него все, чего хотят. Посовещавшись, они попросили «беспрепятственного поступления в институты для своих детей», ведь немалое количество создателей ядерного оружия имело еврейские фамилии и обременение в виде «пятого пункта». Соот­ветс­т­ву­ю­щие бумаги были без промедления получены. Когда я уже спустя семь лет принесла эту бумагу в приемную комиссию Политех­нического института, то там были очень удивлены — они впервые видели подобный документ. Я была отличницей и экзамены сдала хорошо, поэтому не знаю, сыграла ли эта бумага свою роль. 


Путешествие в каюте Гитлера 

Правом на бесплатный проезд наша семья пользовалась несколько лет. Мы могли каждые выходные ездить в Москву — в гости к родственникам или на премьеру в Большой театр. Любые билеты — даже в пик сезона, когда билетов было не достать в принципе — появлялись, как только отец предъявлял тисненые «корочки». В первое же лето после получения премии наша семья отправилась в круиз по Черному морю на шикарном теплоходе «Россия». Этот дизель-электроход был в качестве контрибуции привезен из Герма­нии, раньше он назывался Patria, был представительским немецким лайнером, где в том числе имелась каюта для Адольфа Гитлера. В ней-то нас и поселили: это были две комнаты, соединенные дверью, одна в голубых, другая в красных тонах. Такой роскоши мы еще никогда в жизни не видели! 

После XX съезда партии и развенчания культа личности право на бесплатный проезд у создателей атомной бомбы и лауреатов Сталинской премии отобрали. Отец подорвал здоровье, ведь они с коллегами головой отвечали за возможный провал атомного проекта: один за другим начались инфаркты, ему установили один из первых кардиостимуляторов в СССР, но, к сожалению, тот дал сбой, и в 1977 году отец умер во сне. 

Авраам Ротшильд в каюте Гитлера на бывшем немецком теплоходе Patria
Авраам Ротшильд в каюте Гитлера на бывшем немецком теплоходе Patria, ставшем теплоходом «Россия». Фото из семейного архива

Записала Любовь Румянцева
(правнучка Авраама Ротшильда)