Top.Mail.Ru
«Штрафбат уполномочен заявить. Военное счастье и послевоенная горечь ополченцев Донбасса».
Сергей Зинченко, чистокровный украинец, возглавил первый отряд питерских добровольцев, отправившихся воевать в Новороссию. Читайте наш новый лонгрид!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close

Блокадная квартира

Питерская семья 79 лет хранит обстановку довоенной квартиры
блокадная комната
В доме № 4 на улице Чехова практически не тронутыми сохранились интерьеры довоенной квартиры, в которой чудом выжила семья Митро­фа­но­вых. Мать и трое сыновей, самому маленькому из которых был всего один год. В большой «парадной» комнате все осталось на своих местах — как было в 1941 году, когда семья переехала сюда за несколько месяцев до начала блокады.
Валентина Митрофанова показывает холодильник (ледник), который простоял пустым всю блокаду
Валентина Митрофанова показывает холодильник (ледник), который простоял пустым всю блокаду

Застывшее время

В центре комнаты — большой прямоугольный стол. Вокруг стулья с высокими спинками. Над столом огромная лампа-абажур, в углу шкаф-буфет, на стене — гобелены… Ощущение, что время остановилось, через секунду раздастся звонок в дверь, и в комнату войдут люди из далекого прошлого. Но никого из них уже давно нет в живых. Пережив страшный голод, они умерли в послевоенное время от болезней.

Квартиру, а вернее ее дух, последние годы охраняет Вален­ти­на Митро­фа­но­ва, единственная, кто остался из этой некогда большой и дружной семьи.
 — Елена Митро­фа­нова — моя свекровь, я была замужем за ее старшим сыном Игорем, — рассказывает Валентина Алексеевна. — Все вместе мы жили в этой квартире на улице Чехова много лет. О том, чтобы поменять обстановку в комнате, даже мысли не было. Для нас это своего рода талисман. В тяжелые блокадные годы в комнате сохранялся мирный довоенный интерьер — это давало надежду, что ужас скоро закончится. Все останутся живы и соберутся за столом всей семьей. Так и случилось. Поэтому после войны ни у кого не поднялась рука что-то переставить в этой комнате. В 80-е годы поменяли только обои. А так вот уже 79 лет она сохраняет свой первозданный вид. Подчеркну, что это не музейный экспонат — в этой комнате все эти годы мы полноценно жили, собирали гостей за этим столом, проводили семейные вечера…
Старинная курительница
Старинная курительница из латуни не котировалась на черном рынке

«Бабушка, просыпайся!»

Комната простояла пустой все блокадные дни. Жить в ней было очень холодно из-за высоких потолков и широких окон. Поэтому печка-«буржуйка» отапливала только маленькую спальню — в ней семья и спасалась. Спали все вместе на одной кровати — мать и ее трое сыновей: 11-летний Игорь, 9-летний Вова и годовалый Лека. Старший сын каждый день ходил на Неву за водой. Вскоре силы его закончились — мальчик слег с тяжелой дистрофией. Он выжил. Но смерть все-таки не обошла семью стороной. На кухне умерла бабушка мальчиков, которая приехала в Ленинград из-под Луги, уже занятой немецкими войсками. Ее не могли вывезти из квартиры несколько дней, не было на это сил. Маленький Лека подползал к ней и просил: «Бабушка, просыпайся!»
Карандашный рисунок Иисуса Христа помогал в минуты отчаяния
Карандашный рисунок Иисуса Христа помогал в минуты отчаяния
Мама — 38-летняя Елена Митро­фанова — работала в мастерской по пошиву обуви, получала продуктовый паек и педантично делила его на четыре части, не позволяя детям съесть все сразу. А однажды случилось чудо — отец мальчишек привез с фронта целую ногу конины, ее хватило надолго. Елена также продавала ценные вещи, которые были в доме.

К Новому 1942 году на черном рынке килограмм черного хлеба стоил 600 руб­лей. В городе работало несколько рынков, где коробку папирос, ку­сочек блокадного эрзац-хлеба или банку кислой капусты можно было купить или выменять на одежду, часы, бриллианты и произведения искусства.

 — Однажды Елена выменяла золотой портсигар на бутылку подсолнечного масла, килограмм крупы и буханку хлеба. А дома выяснилось, что масло веретенное. Чуть все не умерли, — рассказывает Валентина Митрофанова. — 
В спальне на стене всю блокаду провисел карандашный набросок Христа Спасителя. Свекровь никогда не была особенно религиозной, но этот набросок она хранила как зеницу ока.
Блокадная квартира, воссозданная Музеем обороны города
Блокадная квартира, воссозданная Музеем обороны города
Автор: Ирина Молчанова
Фото: Замир Усманов

Подписывайтесь на нас!