Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close
Ваш тайный советник
Фильмы

Не надо издеваться над Остапом Бендером

"Золотой теленок" обложка
Десять лет назад, в связи с 40‑летием выхода на экраны «Золотого теленка», Сергей Юрский сравнил этот фильм с дорогим вином, которое «с возрастом становится только лучше». Тогда же он признался, что в его кинокарьере были три-четыре роли, ставших народными, но роль Остапа Бендера стоит особняком.

Сергей Юрский, Остап Бендер


Несмешной Остап


Когда режиссер Михаил Швейцер задумал экранизировать «Золотого теленка», он уже представлял, кого хотел бы видеть в ролях Бендера и Шуры Балаганова. Разумеется, Юрского и Леонида Куравлёва, блеснувших в его последнем фильме «Время, вперед!» (1965). Однако по тем временам кастинг был строго обязателен, так что актерам пришлось доказывать свою состоятельность наравне с другими претендентами. И если Куравлёв довольно легко переиграл пробовавшегося на роль Бала­га­нова Вячеслава Невинного, то список конкурентов Юрского оказался и длиннее, и внушительнее.

В Бендеры метили Николай Губенко, Александр Пороховщи­ков, Владимир Басов, Зиновий Высоковский, Борис Зайденберг, Владимир Высоцкий... Примечательно, что среди приглашенных на пробы значился и Ар­чил Гомиашвили, но грузинский актер, сославшись на загруженность в театре, предложение Швейцера проигнорировал (своего Бендера он сыграет в 1971 году, в гайдаевских «12 стульях»). В итоге режиссеру удалось отстоять перед худсоветом кандидатуру Юрского. К слову, в романе, в разговоре с Зосей, Остап говорит: «Мне 33 года, возраст Иисуса Христа». И так сложилось, что к окончанию съемок Сергею Юрскому тоже исполнилось 33.

В исполнении Юрского Бендер получился фигурой куда более трагической, чем того желалось охочему до «гэгов» рядовому зрителю. Отсюда и изначально недо­уменная, с прохладцей, обывательская реакция на фильм Швей­цера — мол, как-то не очень смешно. А все потому, что в «Золотом теленке» Юрский сыграл человека, которому нет места ни в СССР, ни за железным занавесом, в условном Рио-де-Жанейро; человека, который охотится за миллионом не с прагматической целью, а, будучи по натуре игроком, чистого искусства ради; человека, при всем его показном жизнелюбии неприкаянного и рефлексирующего. В трактовке Юрского Бендер «хотел прожить танцуя, но это ему не удалось». И режиссер полностью разделял этот взгляд: «Мы не хотим издеваться над Остапом... Ведь это трагедия: жизнь растрачена впустую!».


Ролан Быков отказался в пользу Зямы


Не менее трагичным оказался и образ Паниковского, роль которого блистательно сыграл Зиновий Гердт, Зяма, как любовно называли его друзья. К началу съемок он отметил 50‑летие, но все еще был известен лишь как актер Цен­т­раль­ного театра кукол под управлением Сергея Образцова. Опыт работы в кино — несколько эпизодических ролей, самая запоминаю­щаяся из которых — в комедии его приятеля Ролана Быкова «Семь нянек» (1963). По иронии судьбы, именно Быков и должен быть играть Паниковского. Но после кинопроб Зиновия Гердта взял самоотвод. (Не знаем, сохранились ли эти кинопробы до наших дней, но в реплике «Я старый. Меня девушки не любят» Гердт наверняка был убедительней 37‑летнего Быкова. Опять же и хромоту свою, полученную в войну, Зиновий Ефимович использовал в создании образа исключительно удачно).

«Я снимался с величайшим актером Зиновием Ефимовичем Гердтом, — несколько лет назад вспоминал Леонид Куравлёв. — Он в любой роли от начала и до конца импровизировал. Это невозможно! Но это Гердт, величайший актер ХХ века»
«Я снимался с величайшим актером Зиновием Ефимовичем Гердтом, — несколько лет назад вспоминал Леонид Куравлёв. — Он в любой роли от начала и до конца импровизировал. Это невозможно! Но это Гердт, величайший актер ХХ века»

В исполнении Ролана Быкова Паниковский мог быть таким
В исполнении Ролана Быкова Паниковский мог быть таким

«У Ильфа и Петрова ­Паников­­с­кий смешон и гадок. Мне хотелось показать его иным — смешным и трогательным. Потому что это страшно неприспособленный к миру, одинокий во всей вселенной человек, — откровенничал актер. — Хитрости его настолько наивны, явны и очевидны, что не могут никому принести серьезного вреда... Мне было жалко Паниковского и хотелось, чтобы зрители отнеслись к нему с теми же чувствами». Роль Пани­ков­ского сделала Гердта всесоюзно известным, после нее приглашения в кино посыпались как из рога изобилия. Между тем сам Зиновий Ефимович, хоть и остался доволен своей актерской работой, но эту дебютно-большую роль не любил: «Роль Паниковского навсегда испортила мне актерскую судьбу. Я не комик!»


Бендера в Одессе всякий знает


Съемки продолжались почти два года и велись в самых разных уголках Советского Союза. Сцены, связанные с Турксибом и средне­азиатской пустыней, снимали в окрестностях туркменского городка Небит-Даг (ныне Балкана­бад). Места здесь по-своему красивые, неудивительно, что позже в этих природных декорациях будут сняты эпизоды таких ныне культовых фильмов, как «Белое солнце пустыни» и «Кин-дза-дза».

Натуру вымышленного города Арбатова отыскали в глубоко провинциальном Юрьеве-Польском, что на Владимирщине. Населен­ный пункт даже не пришлось «гримировать» под 1930‑е. Как писал о нем в своей книге «Игра в жизнь» Сергей Юрский, «город старинный и красиво расположенный, но забытый Богом, начальством и коммунальным службами». Ну а Черноморск — одно из главных мест, где разворачиваются действия романа, — снимали, конечно же, в Одессе. (К слову, в первой писательской версии «Теленка» именно Одесса и упоминается вместо Черноморс­ка). Поскольку Юрский до той поры в Южной Пальмире ни разу не был, его гидом-проводником стал Зиновий Гердт, у которого в Одессе имелось огромное количество друзей. А еще Одесса запомнилась актеру тем, что едва ли не каждый одессит считал своим долгом подойти к нему с одним и тем же предложением: «Давайте выпьем. И я вам расскажу, какого Бендера я знал и каким должен быть Бендер».

Сергей Юрский: «Мне рассказывали про Бендеров. И чем дальше они мне рассказывали, тем больше я понимал, что это все несущественно. Существенно только одно: великий и абсолютно оригинально найденный текст, написанный Ильей Ильфом и Евгением Петровым. Из этого текста вытекает великий, мирового класса (но он никогда не будет признан миром, он только наш, Советского Союза или русско­язычный) герой — Остап Ибра­ги­мо­вич Бендер. Это создание, которое соединяет в себе несоединимые в жизни черты, а потому притягательное до невозможности. Как Дон Жуан и Дон Кихот» (из интервью на «Радио Свобода». — Ред.).


Я ее слепила из того, что было


«Антилопу гну», на которой в первых частях романа перемещалась команда Бендера, по просьбе киношников сконструировал инженер и автоисторик Лев Шугуров, занимавший в ту пору пост председателя комитета Федерации автомобильного спорта СССР.

Шугуров создал своеобразный микс на колесах: двигатель, трансмиссия и рама от автомобиля УАЗ‑452, а задний мост — от старенького ГАЗ-А. Руль, согласно моде начала ХХ века, справа. Получившийся автомобиль внешне отличался от классического Lorraine-Dietrich. Что, впрочем, не принципиально, ибо, как написано в романе, «порода машины была неизвестна, но Адам Казими­рович утверждал, что это Лорен-Дитрих». Кстати, дотошный зритель может обратить внимание на небольшой киноляп: по ходу развития сюжета номера «Анти­лопы» в фильме периодически меняются — с № 157 на темном фоне на № 287 на светлом и обратно.

Роль шофера Адама Козлевича исполнил ленинградский актер Николай Боярский (представитель актерской династии, дядя Михаи­ла Боярского). Как вспоминал Сергей Юрский, «его персонаж был очень точен и интересен. Он сумел встать в один ряд с актерами, чьи роли в этой картине были наделены более острыми сюжетными линиями». К моменту начала съемок у Боярского уже был опыт работы с материалом Ильфа и Пет­рова: в 1966 году на Ленин­градском телевидении он снялся в роли Кисы Воробьянинова в телеспектакле «12 стульев».

Киноавтомобиль отличался от описанного Ильфом и Петровым: у того в задней стенке была дверца, а сиденья для пассажиров размещались вдоль над колесами
Киноавтомобиль отличался от описанного Ильфом и Петровым: у того в задней стенке была дверца, а сиденья для пассажиров размещались вдоль над колесами


Телята forever


Двухсерийный «Золотой теленок» был завершен летом 1968 года. Принимавшие фильм члены худсовета высказали Швейцеру ряд замечаний, в частности, предъявили претензии к эпизодам в «Во­роньей слободке» — их сочли затянутыми и провисающими. В итоге весь материал, связанный с персонажем Васисуалия Лоханкина, которого сыграл Анатолий Папанов, был вырезан и уничтожен. Чудом сохранился лишь небольшой, не более трех минут, кусочек, который смогла сохранить супруга Папанова Надежда Каратаева.
В 1992 году, на вечере памяти великого актера, этот уцелевший фрагмент был впервые продемонстрирован пуб­лике (в наши дни его можно посмотреть на YouTube).

В широкий прокат «Золотой теленок» вышел в 1969‑м, в течение года его посмотрели почти 30 миллионов зрителей, и по этому показателю фильм занял 17‑е место. В целом — неплохой результат, учитывая, что лидерами проката в тот год стали «Брилли­анто­вая рука», «Новые приключения неуловимых», «Трембита» и «Судьба резидента».

Вскоре после выхода «Золо­того теленка» у Юрского появилось хобби — он начал собирать игрушечных коров и телят. Сейчас в доме Сергея Юрьевича и его супруги актрисы Натальи Теняковой собралась внушительная коллекция фигурок этих жвачных парнокопытных.

Вырезанный эпизод с Анатолием Папановым сохранился только благодаря его супруге Надежде Каратаевой
Вырезанный эпизод с Анатолием Папановым сохранился только благодаря его супруге Надежде Каратаевой


Игорь Шушарин




Интересные факты



Сергей Юрский о «Золотом теленке»:
«Замечаю, что нынешних поклонников романа интересует, как человек из ничего сделал миллион. А нам было интересно, как человек сделал миллион, не имея ничего. Вроде бы то же, но акценты разные».

Сергей Юрский (род. 1935)
Сергей Юрский (род. 1935)


Бронзовые Остап и его команда
В 2000 году в Петербурге установили памятник Остапу Бендеру. Считается, что бронзовый «великий комбинатор» похож на Сергея Юрского. За минувшие с тех пор годы памятников героям «Золотого теленка» было открыто великое множество. Упомянем лишь некоторые: Бендеру «соло» (Жмеринка, Пятигорск, Мелитополь, Кременчуг, Харьков...); экипажу «Антилопы гну» (Одесса); Козлевичу (Волгоград); Паниковскому (Киев); Балаганову (Бобруйск); «детям лейтенанта Шмидта» (Бердянск).

памятник остапу бендеру


Досье Корейко
Подпольного миллионера Корейко сыграл Евгений Евстигнеев. Сыграл блестяще, и теперь трудно представить, что на эту роль всерьез рассматривался Евгений Леонов. К слову, в наши дни Александр Иванович Корейко считался бы уже не миллионером, а полноценным миллиардером: в пересчете на нынешний курс его состояние оценивается примерно в 1,8 миллиарда рублей (26,3 миллионов долларов).
В своем литературном проекте «100 лекций» популярный современный писатель Дмитрий Быков высказался об этом персонаже Ильфа и Петрова так: «Корейко дожил до нашего времени, я даже скажу, что Корейко сегодня по-прежнему управляет всем, до чего может дотянуться. Бендера больше нет, а Корейко, вот такой образцовый Иуда, который никогда не покончит с собой, тотальный предатель, он благополучно существует, и ничего ему не сделается. Не случайно же, собственно говоря, и роман-то называется “Золотой теленок”. Потому что главный персонаж этого романа, конечно, Корейко, вот этот золотой телец новой эпохи, которого пытаются пощупать за вымя... Пришло время Кореек. И в этом смысле “Золотой теленок” это великий трагический роман».