Top.Mail.Ru
Ваш тайный советник
Судьбы

Правила непристойного поведения

Поэт Иван Барков
Поэт Иван Барков сумел вогнать Петербург в краску. Дело было в XVIII веке. Тогда Барков написал сборник откровенно непристойных стихотворений и поэм «Девичья игрушка». Уже в одном из первых стихов он честно сообщал читателям свои взгляды на жизнь: «Ученье — свет, а в яйцах — сила». Такой откровенности Россия еще не знала. 


Страшная месть учителю 

О жизни Баркова мало что известно. Он родился то ли в Петер­бур­ге, то ли в пригороде столицы. Его отчество то ли Семенович, то ли Степанович. В 12 лет отец отдал его на обучение в Александро-­ Невс­кую семинарию. Вряд ли из Барко­ва, который впоследствии прославился пьянками и кутежами в борделях, вышел бы хороший священник. Наверное, в какой-то момент это понял и сам Иван, а потому в 1748 году он бросил семинарию, поступил в Универси­тет при Петербург­ской академии наук и ушел в загул. 

Помимо пьянства, Барков был замечен в том, что постоянно приводил в свою студенческую комнату «случайных» женщин, выцарапывал непристойные стишки в профессорском туалете, устраивал сомнительные соревнования (например, кто громче пукнет), обижал преподавателей. Однажды он испражнился в сапог нелюбимого учителя, а в другой раз заявился поздно ночью пьяным домой к ректору университета Степану Крашенин­никову. Барков на всю улицу орал Степану Петровичу, что тот слишком строг с ним, а потому должен исправиться. Ничего удивительного, что однажды терпение ректора кончилось и Ивана выгнали из университета. Правда, выгнали недалеко. Баркова, который, несмотря на свои загулы, хорошо успевал в науках, устроили сначала копиистом при Академии наук, а потом — секретарем и помощником к Михаилу Ломоносову. Большую часть дня Иван доканывал начальника стихотворными пародиями на его оды и высмеивал за высокопарный стиль. Однажды он даже нанял актера, который за небольшой гонорар должен был изобразить перед Ломоносовым полуглухого поэта-самородка из глубинки. Битый час тот рассказывал ученому о себе, вопя ему прямо на ухо. Ломоносов не менее громко расспрашивал мнимого поэта о его стихах и в конце концов даже охрип. Когда, наконец, гость начал читать свои вирши, выяснилось, что это старая пародия Баркова на одну из од Ломоносова. Тот был так разъярен этим розыгрышем, что пинками выгнал актера, а Баркова чуть не прибил. При­мирение состоялось вечером в кабаке за бутылкой вина (и Ломо­носов, и его помощник очень любили выпить). 


«Жил — грешно, а умер — смешно!» 

Будучи помощником Ломоносова, Барков не только развлекался, но еще и серьезно работал. Под руководством Михаила Васильеви­ча он занимался историческими исследованиями и в итоге написал свою первую научную работу «Краткая российская история». А еще Барков был автором биографии русского поэта Кантемира, переводов на русский язык Горация, Федра, Марка Аврелия. В общем, его заслуженно считали одним из самых образованных людей своего времени. Но настоящую славу Ивану принесли не эти академические работы, а сборник непристойных поэм «Девичья игрушка». Этими стишками, в которых что ни слово, то мат, зачитывалось пол-Петербурга. Самое приличное четверостишие Баркова звучит так: 

Муж спрашивал жены,
какое делать дело: 
«Нам ужинать сперва 
иль еться зачинать?» 
Жена ему на то: 
«Ты сам изволь избрать.
Но суп еще кипит, 
жаркое не поспело». 

А еще один стишок будто специально написан для петербуржцев, замученных плохой погодой: 

Стая воробышков 
к югу промчалась, — 
Знать, надоело говно им клевать... 
Там на осине ворона усралась... 
Ну и природа, ... твою мать.

Одно из самых известных стихотворений Барков посвятил любви Екатерины II и Григория Ор­лова. Процитировать можно разве что начало произведения (дальше идет подробное и совершенно непечатное описание полового акта императрицы и ее фаворита): 

И вдруг портьера распахнулась. 
Стоит отряд ливрейных слуг. 
Стоит царица. Улыбнулась: 
— Орлов? Ну, здравствуйте, 
мой друг. 
Гвардеец мигом на колени 
Пред государыней упал: 
— По высочайшему веленью, 
Царица, я к вам прискакал. 
Казнить иль миловать велите 
— Пред вами ваш слуга и раб. 
Она лакеям: — Уходите! — 
Потом ему: — Да, я могла б 
Тебя нещадно наказать, 
Но я совсем не так злорадна. 
Мне хочется тебя ласкать, 
И ласка мне твоя отрадна. 
Дай руку, встань, иди за мной,
И не изволь, мой друг, робеть. 
Не хочешь ли своей женой 
Меня немедленно иметь? 

По легенде, Екатерина II пришла в ярость и приказала привести автора. Баркова доставили ранним утром, когда царица еще была в постели. Стихотворец зашел в спальню к Екатерине, а вышел только через три дня, держась от изнеможения за стену. Зато с графским титулом. Этой легенде в Петербурге многие верили, потому как за Барковым давно закрепилась слава большого специалиста в постельных делах. Якобы у него был огромный опыт, который он приобрел в петербургских борделях. Кстати, по одной из версий, именно в публичном доме Барков и умер, затеяв там с кем-то драку. По другой версии, находясь в состоянии алкогольного опьянения, он свалился в туалет и там утонул. По третьей — Барков отравился угарным газом, специально засунув голову то ли в печку, то ли в камин. Наружу торчала только попа без штанов с воткнутой бумажкой: «Жил — грешно, а умер — смешно!» 


Катерина Кузнецова


Интересные факты



О Баркове:

Лев Толстой 
«У него на рубль вкуса и ни на копейку стыда».

Александр Пушкин
«Барков — одно из знаменитейших лиц в русской литературе; стихотворения его в ближайшем будущем получат огромное значение… Для меня… нет сомнения, что первые книги, которые выйдут в России без цензуры, будет полное собрание сочинений Баркова».


«Ты — только третий»
Иван Барков часто подшучивал над поэтом и драматургом Александром Сумароковым. Однажды пришел к нему в гости и торжественно заявил: «Александр Петрович, вы — великий человек. Вы — первый русский стихотворец!» Сумарокову эта похвала была так приятна, что он позвал Ивана за стол и долго поил и кормил его. Насытившись, Барков поманил драматурга пальцем и сказал ему, икая: «Александр Петрович, я тебе солгал: первый-то русский стихотворец — я, второй — Ломоносов, а ты — только третий». По воспоминаниям мемуаристов, Сумароков был вне себя от злости.

Александр Сумароков
Александр Сумароков


Барков не писал «Луку Мудищева» 
Ивану Баркову приписывается авторство анонимной поэмы «Лука Мудищев» — одного из самых известных эротических произведений. По мнению филологов, поэма была написана не ранее 1860‑х и не позднее 1880‑х годов. К этому времени Ивана Баркова уже не было в живых — он скончался в 1768 году.

image