Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close
Ваш тайный советник
Судьбы

Главный царский инженер

Фото: Александр Дроздов, «Интерпресс»

Василий Корчмин был правой рукой и лучшим артиллеристом Петра I



При Петре I не было «узких» специалистов. Птенцы гнезда Петро­ва были мастерами на все руки в абсолютно разных областях. Самый талантливый и разносторонний — Василий Корчмин. Первый российский профессиональный артиллерист, «по совместительству» мастер ракетного дела, специалист по фейерверкам, а еще и разведчик.


И пушки, и салюты


Василий Корчмин происходил из дворянской, хоть и небогатой семьи. Рано лишился отца, но благодаря своему отчиму Ивану Сумарокову, который однажды спас царя Алексея Михайловича от медведя, с детства имел придворные связи и знакомства. В 22 года он попал в «потешные войска» Петра I, а в 1697‑м в составе Великого посольства отправился постигать европейскую науку артиллерии в Кенигсберг и Берлин.

Одновременно осваивал и менее «серьезное» ремесло фейерверкера. Уже на Новый 1700‑й год, вернувшись на родину, Василий должен был удивить моск­вичей и самого Петра фейерверком «не хуже, чем в Европе». Он постарался на славу, хотя и получил во время салюта ожоги рук и лица. Но зато никто из его помощников и зрителей не пострадал, что для тех времен уже было большим достижением.

Вскоре началась Северная война и на место «огневых забав» пришли серьезные испытания огнем. Корчмин прошел почти все крупные сражения этой кампании, командуя артиллерийскими войсками. Его коньком стало умение придумывать нестандартные решения. Уже в 1701 году он отличился во время боя под Эрестфером: в решающий момент, когда шведы уже, казалось, добились перелома, Корчмин велел воинам с орудиями сесть на коней и, примчавшись к месту сражения, открыть огонь картечью по противнику. Из семи тысяч шведов три тысячи были убиты.

Во время осады Нейшлота летом 1714 года шведы капитулировали после мощного артобстрела, который в течение нескольких дней вела артиллерия под руководством Василия Корчмина. На памятной медали в честь взятия Нейшлота изображен офицер рядом с пушками — историки полагают, что Пётр велел изобразить именно Корчмина.

медаль в честь взятия Нейшлота
На медали в честь взятия Нейшлота была изображена батарея пушек, у которых стоит офицер с пальником в руке. Возможно, это единственное дошедшее до нас изображение Василия Корчмина



Каленые ядра и прообраз пулемета


Василий Корчмин своими бесконечными изобретениями заслужил славу главного царского инженера. Позже его стали называть отцом ракетного дела.


Его идеи были новы, легко и умело воплощались в жизнь и давали воюющей России серьезное преимущество в бою. Так, Корчмин предложил ставить на галере батарею из несколь­ких пушек, что позволило вести огонь по более мощным кораблям противника. Кроме того, по его задумке на судах появились печи, где накаливались пушечные ядра — стреляя ими, удавалось поджигать деревянные шведские суда.

Одно из самых оригинальных изобретений — прообраз пулемета: на лафет, кроме обычной пушки, ставились еще две небольшие мортиры. Это позволяло стрелять практически без перерыва по разным целям.

Инженерная мысль главного царского артиллериста распространялась не только на орудия, но и на оборонные сооружения: он принимал участие в строительстве оборонительных укреплений в Москве в 1707 году, когда возникла угроза нападения на город войск Карла ХII. Он же впервые запланировал строительство канала, соединяющего Москву-реку с Волгой, хотя построили его намного позже. Волго-Балтийский канал начали прокладывать по проекту и под надзором Василия Корчмина.

При этом инженер не забывал ни о зрелищных фейерверках (к 1720‑м годам ему удавалось поднять заряды на высоту в тысячу метров!), ни о собственных промышленных производствах, которые он между военными делами успел организовать для себя в западных областях страны. Под старость царский инженер разбогател и приобрел участок в центре Петербурга — между набережной Невы и Миллион­ной улицей. Дом ему строил не кто-нибудь, а знаменитый Доменико Трезини. Но пожить в свое удовольствие в богатом и красивом доме Корч­мин не успел. Он пережил своего императора всего на четыре года и умер в 1729‑м. По наблюдениям современников, Корчмин много курил, возможно, это его и погубило. К сожалению, наследников у него не обнаружилось и все его богатство пропало втуне.

В 1694 году Пётр I учредил при Преображенском полку бомбардирскую роту, в состав которой вошел и Василий Корчмин. После обучения за границей Корчмин стал сержантом бомбардирской роты, а с 1713 года — ее фактическим командиром.
В 1694 году Пётр I учредил при Преображенском полку бомбардирскую роту, в состав которой вошел и Василий Корчмин. После обучения за границей Корчмин стал сержантом бомбардирской роты, а с 1713 года — ее фактическим командиром



Любовь Румянцева




Интересные факты



Василий на острове

В 2003 году на 7‑й линии Васильев­с­кого острова недалеко от станции метро «Василеостровская» был открыт памятник — на бронзовом лафете корабельного артиллерийского орудия времен Северной войны сидит мастер в треуголке и с трубкой.
Скульпторы Григорий Лукьянов и Сергей Сергеев изобразили Василия Корчмина — якобы в его честь остров получил свое имя. Заметки современников Петра I говорят, что царь велел на этом острове поставить артиллерийскую батарею, прикрывающую подход к будущей Петропавловской крепости. Этим занялся тогда еще сержант бомбардирской роты Преображенского полка Василий Корчмин. А Пётр нередко отсылал на батарею свои послания с пометкой: «Василью — на остров».


Корчмин в роли Штирлица

Среди множества умений Василия Корчмина было и весьма для Петра I полезное — он мог незаметно получить необходимые для государя и государства сведения.
Впервые в роли «разведчика» Василий Корчмин выступил еще во время учебы в Кенигсберге — по приказу царя выведал суммы жалования немецких младших и старших офицеров.
Во времена Северной войны задачи перед ним ставились уже серьезные: так, Василий поехал в Нарву, якобы для покупки пушек, а на самом деле чтобы узнать, в каком состоянии находится крепость. Через три года с той же целью он отправился в крепость Нейшлот и изучил ее слабые места изнутри.
Русский «Штирлиц» Корчмин действовал под прикрытием — его сопровождал драгунский полк в количестве 150 человек, которые, в случае осложнений, готовы были спасать царского артиллериста.