Top.Mail.Ru
Ваш тайный советник
Судьбы

«Подмосковные вечера» — песня про Ленинград

Соловьев-Седой


Простой петроградский мальчишка, сын дворника и горничной и мечтать не мог о том, что станет композитором, чьи песни будут распевать несколько поколений соотечественников, а также мировые звезды уровня Луи Армстронга и Мирей Матье.


Балалайка от отца, граммофон от Вяльцевой

Василий Соловьев родился 12 (25) апреля 1907 года в Петербурге в семье бывших крестьян, некогда отправившихся в столицу в поисках лучшей доли.

Его мама, Анна Павловна, была женщиной необычайно гордой, вспыльчивой, с обостренным чувством собственного достоинства. Именно из-за этих качеств в свое время она ушла от Анастасии Вяльцевой, у которой работала горничной — не смогла снести капризы известной певицы. Правда, на память от хозяйки получила подарок — граммофон с пластинками, напетыми тогдашней «мегазвездой».

В доме Соловьевых всегда звучали песни, и любовь к музыке передалась детям: старший сын Сергей и средний Василий были очень музыкально одарены. По воспоминаниям, первый даже больше. Но учиться Сергей не пошел, попал в плохую компанию, много пил, за растрату сел в тюрьму и, только пройдя войну, вернулся к нормальной жизни.

Одно из ярких впечатлений детства Василия — балалайка в витрине соседнего музыкального магазина. Вскоре отец купил ее сыну, и тот с утра до ночи бренчал, подбирал на слух мелодии. Затем Василий сошелся с двумя малолетними музыкантами из своего дома и создал с ними «группу» — балалайка, мандолина и гитара. Репетировали так отчаянно, что рассерженные жильцы выбегали из своих квартир и гнали пацанов взашей куда подальше.

image
Граммофон и балалайка открыли Василию Соловьеву мир музыки
image

Тапер из кинотеатра «Слон»

Василию было девять лет, когда он устроился в кинотеатр со странным названием «Слон». Мальчик выполнял подсобные работы, а в качестве особой платы ему разрешалось пользоваться старым пианино. Вскоре Вася освоил инструмент и стал играть на школьных вечерах, самодеятельных концертах, выступал как тапер.

Это было тяжелое для страны время, но Василий Соловьев, будучи увлечен творчеством, не замечал происходящего вокруг. Он участвовал в работе театрального клуба, играл на рояле во время спектаклей. Со временем Василий проявил себя как талантливый импровизатор и постепенно стал известен в городе. Вплоть до того, что когда в середине 1920‑х годов на ленинградском радио запустили программу уроков утренней гимнастики, именно Соловьева пригласили туда в качестве аккомпаниатора.

В кинотеатре «Слон» Василий освоил пианино
В кинотеатре «Слон» Василий освоил пианино


Первые успехи. Явление Седого

Поначалу Василий и не думал становиться композитором. У него был поврежден один из пальцев, и он считал, что дорога в большую музыку для него закрыта. Собирался освоить профессию кораблестроителя. Пытался по окончании трудовой школы поступить в Политех­нический институт, хорошо сдал физику и математику, но с треском провалился на политэкономии. И все же в 1929 году Василий Соловьев поступил в только что открывшийся Центральный музыкальный техникум. Правда, чуть было не срезался на экзаменах. Но помог педагог Петр Рязанов, попросивший юношу сымпровизировать. Импровизации приемной комиссии понравились, и вопреки устоявшимся правилам, его приняли, хотя Василий почти не владел нотной грамотой.

Первые песенные опыты будущего композитора оказались неудачны. Лишь в 1936 году, когда Соловьев выпустился из Ленинградской консерватории, к нему пришел успех: на конкурсе массовых песен первой премии были удостоены его песни «Парад» и «Песня о Ленинграде». Причем Василию, подписавшему свои сочинения псевдонимом «В. Седой», удалось обойти своего давнего кумира Исаака Дунаевского.

Исаак Дунаевский
Исаак Дунаевский


Начав успешно работать в жанре песни, Соловьев мечтал о серьезных жанрах и даже сочинил музыку к балету «Тарас Бульба». Сочинил в ускоренном режиме, наспех, так как уже была назначена дата премьеры. 12 декабря 1940 года балет показали в Ленинграде, а для московской премьеры 26 марта 1941 года в Большом театре композитор снова взял псевдоним Седой. Но руководство театра настаивало на сохранении его родной фамилии — так на афишах появился Соловьев‑Седой.

Семейная драма

В середине 1930‑х, в Крыму, на базе отдыха, тогда еще студент консерватории Василий Соловьев познакомился со своей будущей женой — пианисткой Татьяной Рябовой. Спустя два года после знакомства они поженились.

В феврале 1937 года у молодых супругов родилась дочка Наташа, и родителям объявили диагноз как приговор: «Ребенок никогда не будет слышать». Василий отказывался верить: он поднял на ноги всех советских медицинских светил, собирались консилиумы, но врачи разводили руками. Приехал даже авторитетный профессор из Германии, который, с одной стороны, брался делать операцию на мозге, но с другой — не давал никаких гарантий. И тогда несчастный отец отказался от операции, смирившись с тем, что его дочь навсегда останется глухой. С этого момента у композитора начался затяжной творческий кризис — зачем создавать музыку, если твой собственный ребенок ее не услышит?


Супруги Татьяна Рябова и Василий Соловьев-Седой
Супруги Татьяна Рябова и Василий Соловьев-Седой


«Прощай, любимый город»

По-настоящему талант Соловьева-Седого раскрылся в годы войны. С началом Великой Отечественной композитор испытал необычайный прилив творческих сил — трагедия всего народа затмила личную трагедию. В то время как многие композиторы «замолчали», не в силах справиться с шоком, Соловьев‑Седой писал чуть ли не по песне в день.

Война застала композитора в Ленинграде: его семью эвакуировали сразу, а затем вместе с труппой Малого оперного театра из города выехал и Соловьев‑Седой. Успев перед самой эвакуацией сочинить одну из самых известных своих песен «Вечер на рейде». Сперва появилась строчка «Прощай, любимый город», потом была создана музыка, и только после этого Соловьев‑Седой обратился к поэту-песеннику Александру Чуркину, который написал основной текст. Хотя и не сразу, но песня обретет неслыханную популярность. Ее пели на море и на суше, на фронте и в тылу. Пели даже в Италии, правда, переписав текст, в котором теперь рассказывалась история не о любимом городе, а о девушке-партизанке, сражавшейся с фашистами.

В тыловом Чкалове (ныне Оренбург), Соловьев‑Седой создал театральную бригаду «Ястребок». Бесконечные концерты на фронте, опыт окопной жизни — все это не могло не отразиться на творчестве: темы войны и дружбы, взаимовыручки стали главными в творчестве композитора.

Его жена Татьяна Рябова ничуть не уступала мужу. Она сама попросилась на фронт, но попала в другую концертную бригаду. Разлученные войной, нес­колько раз счастливым образом супруги, когда маршруты их бригад совпадали, встречались на фронте.


Как «Ленинградские» вечера стали «Подмосковными»

Война закончилась, и время потребовало новых тем. Послевоенные судьбы солдат, вернувшихся с фронта, строительство мирной жизни — вот что волновало страну и ее народ. Любопытна история создания получивших всемирное признание «Подмосковных вечеров». Песня была написана в 1953 году, первоначально называлась «Ленинград­ские вечера», и сам Соловьев‑Седой посчитал ее неудачной. Спустя два года на московской студии документальных фильмов запустили в производство ленту «В дни спартакиады». Фильму требовалось музыкальное сопровождение, и заказ отдали композитору Соловьеву-Седому и поэту Михаилу Матусовскому.

Михаил Матусовский
Михаил Матусовский


Звонок с киностудии застал давних приятелей на даче в Комарово. Лето, отдых, желание работать отсутствует, но отказываться от выгодного заказа нельзя. На свет была извлечена старая песня: Матусовский поправил стихи, заменив «Ленинградские» на «Под­мос­ковные», Соловьев‑

Седой отредактировал музыку, и песня отправилась в Москву. Фильм прошел незамеченным. Так бы «Подмосковные вечера» и канули в Лету, но случайно песню в исполнении актера Московс­кого художественного театра Влад­и­мира Тро­шина прокрутили по радио, и она обрела сперва всесоюзную, а затем и мировую популярность…

Говорят, что до конца своих дней Соловьев‑Седой не любил «Подмос­ковные вечера». Стоило ему услышать, как ее играют по радио или поют соседи по даче, он выходил из ком­наты, хлопая дверью…

Встреча композитора с бойцами Красной армии
Встреча композитора с бойцами Красной армии


Шутки композитора

Соловьев‑Седой был веселым, жизнерадостным человеком. Любил пошутить, сочинял экспромты, афоризмы. Однажды подарил соавтору фотографию с дарственной надписью: «Композитору Фогель­сону от поэта Соловьева-Седого». Друзья платили той же монетой. Так, у композитора была привычка заносить список дел в перекидной календарь, висящий в рабочем кабинете. Один из приятелей шутки ради тайком вносил туда совершенно неожиданные планы. Так, однажды Соловь­ев‑Седой с удивлением прочитал: «Встать в 8 утра и перейти в католичество».

Имелась у Соловьева-Седого маленькая слабость — он любил выпить. В 1958 году в СССР приехал знаменитый пианист Ван Клиберн, который знал и любил творчество советского композитора. После личного знакомства они решили вместе помузицировать. В четыре руки сыграли несколько композиций, а в финале «Подмос­ковные вечера». Каково же было удивление публики, когда не совсем трезвый Соловьев‑Седой последние аккорды песни извлек, сев на клавиши рояля. Разразился скандал. Виданное ли дело, чтобы советский композитор, лауреат государственной премии вел себя, как какой-нибудь западный рок-н‑ролльщик?!.


«Слушай, Ленинград…»

Особую роль в творчестве композитора сыграл Ленинград. Соловьев‑Седой посвятил городу немало песен, а одна из них — «Вечерняя песня» — со строчками: «Слушай, Ленинград, я тебе спою задушевную песню свою» стала неофициальным гимном города. «Говорят, что музыка — это подслушивание самого себя. Я вслушиваюсь, и, действительно, каждый памятник, мост, особняк, каждая набережная, каждое дерево имеет свою тему, свой образ, свое музыкальное развитие, свою мелодию и подголоски. Застывшая музыка архитектуры звучит, и я отчетливо слышу это звучание», — так писал Соловьев‑Седой о своем родном городе…


Дмитрий Самохин



Интересные факты

Почему Соловьев стал Седым
В 1934 году в издательстве «Тритон» вышла книга «В. Седой. Лирические песни. Соч. 1». Именно этот год можно считать годом рождения псевдонима Седой. Он родом из детства, так отец называл Василия за светлый цвет его волос.
А сам композитор любил в шутку подписываться нотными знаками: «Фа-си-ля Си-до» (Василий Седой).


Особый театр
В 1970‑е годы в столице открылся Московский театр мимики и жеста, одним из инициаторов создания которого выступил Соловьев‑Седой. Актеры в этом театре — люди, лишенные слуха и речи. Поступила на службу туда и дочь композитора Наталья. Досконально изучив, как мимикой и жестами актеры передавали все тонкости человеческих чувств, Соловьев‑Седой создал для театра костюмированный спектакль «Подвески королевы» по мотивам романа Дюма. Необычный опыт создания музыкальных спектаклей для людей, лишенных возможности воспринимать музыку, позднее переняли и в других странах мира.


Маршал песни
После войны выдающиеся советские маршалы — Жуков, Рокоссовский, Василевский, Чуйков — приняли Соловьева-Седого в свой «неформальный» маршальский клуб. Где с подачи Жукова композитора шутливо именовали «Маршалом строевой и военной песни». К слову, Георгий Константинович очень любил песню Соловьева-Седого «Соловьи» — по сути, первую в истории музыки военную песню, написанную в ритме колыбельной. Великая Марлен Дитрих, впервые услышав «Соловьев», призналась, что «этой песни мне не хватало на войне». А по словам автора текста А. Фатьянова, слушая «Соловьев», пускал скупую мужскую cлезу сам товарищ Сталин.



Георгий Жуков
Георгий Жуков
Марлен Дитрих
Марлен Дитрих


Рекорд «вечеров»
Текст «Подмосковных вечеров» переведен на многие языки мира, а мелодия песни даже занесена в Книгу рекордов Гиннесса, как самая исполняемая в мире. Рекорд состоялся не без деятельного участия всесоюзной радиостанции «Маяк», которая использовала эту музыку в своих позывных.


Невоенные строчки о войне
Песню «Вечер на рейде» слушатели приняли не сразу. Когда в декабре 1941 года Соловьев‑Седой сыграл ее друзьям в Чкалове, те песню забраковали, посчитав слишком спокойной, не подходящей для грозной поры. И лишь в феврале 1942 года, когда композитор исполнил «Вечер на рейде» в солдатской землянке под Ржевом, бойцы приняли ее безоговорочно, начав под­певать уже со второго припева. «Вечер на рейде» стала одной из самых характерных песен военного времени. В тексте нет ни одной «военной» детали, но сам лейтмотив — прощание с любимым городом — оказался близким и волнующим для всех людей поколения войны.