Top.Mail.Ru
Ваш тайный советник
Судьбы

Разин, Булавин, Пугачев — герои или злодеи?

Сергей Кириллов «Степан Разин» (1988)
Разин, Булавин, Пугачёв. Три самых знаменитых российских бунтовщика, о которых спустя века вспоминают с ужасом и восхищением. Три бесстрашных атамана, готовые умереть за свободу. Три жестоких злодея, учинявшие зверства над мужчинами, женщинами и детьми. Кем же они были и почему до сих пор казаки почитают их как национальных героев?


Нижний Дон — тихий, Верхний Дон — буйный

Личность жившего в середине XVII века донского казака Степана Разина овеяна столькими слухами и легендами, что отделить правду от вымысла трудно. Даже место его рождения — станица Зимовей­ская — оспаривается некоторыми историками, утверждающими, что Разин родился в Черкасске. Это очень непростая фигура. Его отец Тимофей — богатый домовитый казак, крестный Корнила Яков­лев — атаман всего Войска Донского, а родной брат Иван — наказной атаман этого войска, то есть заместитель первого лица. Сам Степан Разин трижды приезжал в Москву в составе казачьих дипломатических миссий — зимовых станиц, командовал отрядом в битве с татарами под Молочны­ми водами. Он, безусловно, принадлежал к казачьей «верхушке». Зажиточная «элита» войска жила на Нижнем Дону, получая из Мос­квы хорошее жалованье за казачью службу по защите южных русских рубежей. Зачем таким бунтовать? Недовольство и бунты то и дело вспыхивали на неспокойном Верхнем Дону, куда постоянно прибывали новые беглые люди.

Степан Разин на старинной немецкой гравюре, которая хранится в библиотеке Гейдельбергского университета.
Степан Разин на старинной немецкой гравюре, которая хранится в библиотеке Гейдельбергского университета

В 1665 году по приказу воеводы Юрия Долгорукова (роковая фамилия для казачества) казнили Ивана Разина, решившего со своим отрядом уйти на Дон в разгар военных действий с поляками. Конечно, месть за брата стала для Степана веской причиной бросить вызов Москве. Он отправился именно на Верхний Дон, чтобы набрать себе войско — из самых отпетых и неимущих людей донского казачества. Вполне возможно, что восстание направлялось всей казачьей «верхушкой», недовольной наступлением Москвы на казачьи вольности и территории, несогласной с реформами церкви (большая часть донских казаков примкнула к старообрядцам, а Разин дважды ходил паломником на Соловки, где тогда располагалась цитадель старой веры).

Но первый поход Степан Разин предпринял не на Москву, а на Волгу и в Персию, откуда разинцы вернулись закаленными в боях с богатейшей добычей. На своего непобедимого атамана казаки теперь смотрели как на бога, готовые идти за ним хоть в огонь и в воду, хоть на Москву. Казаки стали брать города — Разину удалось захватить Астрахань, Царицын.


Не воровать, матом не ругаться

Степан Разин установил в своем войске суровую дисциплину. Голландец Ян Стрейс, очевидец разинского бунта, вспоминал, что атаман жестоко карал своих казаков за воровство и блуд. За то, что один из его казаков имел дело с чужой женой, Разин велел мужчину бросить в реку, а женщину повесить на столбе за ноги — она умерла лишь через сутки. Другой голландец Людвиг Фабрициус подтверждает, что «как бы неслыханно этот разбойник ни тиранствовал, среди своих казаков он хотел установить полный порядок. Проклятия, грубые ругательства и бранные слава — все это, а также блуд и кражи Стенька старался полностью искоренить».

А вот насчет гулянок и выпивки мнения очевидцев расходятся. Одни современники писали, что «казаки очень трезвы во время походов, и если случится между ними пьяный, начальник велит выбросить его за борт». Но тот же Людвиг Фабрициус вспоминает, что атаман по возвращении из Каспий­ского похода в Астра­хани «пил безобразно», а при взятии Черного Яра повстанцы «объявили царские погреба своей собственностью и вылакали все начисто».

От своих казаков Стенька Разин требовал полного подчинения. Фабрициус вспоминал, что «если кто-либо не сразу выполнял его приказ… то этот изверг впадал в такую ярость, что казалось, он одержим. Он срывал шапку с головы, бросал ее оземь и топтал ногами, выхватывал из-за пояса саблю, швырял ее к ногам окружающих и вопил во все горло: “Не буду я больше вашим атаманом, ищите себе другого!” После чего все падали ему в ноги».

Ходит много слухов о жестокостях Разина — как он топил в Дону и Волге пленных врагов, а жен их «отдавал на поругание», провинившихся казаков из своего войска тоже либо топил, либо вешал вниз головой на столбы. Но вообще-то XVII век не отличался особым гуманизмом, и такие расправы были повсеместно правилом, а не исключением.

Царь выслал на подавление восстания Степана Разина 60‑тысячное войско. После неудачной осады Симбирска атаман бежал обратно на Дон, но там его пленил крестный отец Корнила Яковлев и выдал Москве.

На стене Воскресенского собора в Старочеркасске долго висели цепи, которыми атаман Корнила Яковлев в 1671 году приковал своего крестника Степана Разина. Были украдены после реконструкции в 1979 году. Сейчас висит дубликат
На стене Воскресенского собора в Старочеркасске долго висели цепи, которыми атаман Корнила Яковлев в 1671 году приковал своего крестника Степана Разина. Были украдены после реконструкции в 1979 году. Сейчас висит дубликат


Корнила Яковлев
Корнила Яковлев


Карателей «хватил кондратий»

Кондратий Булавин не так прочно вошел в русский фольклор, как Стенька Разин, но тем не менее народная память о нем сохранилась — например, в выражении «хватил кондратий». Второе знаменитое казачье восстание произошло во времена Петра I. Жесто­кие реформы и постоянные рекрутские наборы привели к тому, что на Дон стало убегать огромное количество крестьян и служивых людей (последних, например, заставляли строить верфи и крепости). В 1707 году карательный отряд уже другого Юрия Долгору­кого, пришедший за бег­лыми на Дон, начал крупнейшую зачистку казачества: казаков «кнутом били, губы и носы резали, младенцев по деревьям вешали, часовни (очевидно, старообрядческие. — Л. Р.) все выжгли». Тогда атаман Кондратий Булавин с отрядом казаков ночью напал на отряд Долгорукого и разгромил его. Булавин потом утверждал, что это не было его личной идеей — дескать, казачья верхушка в Черкас­ске вела двойную игру: с одной стороны, разрешила карательную акцию Долгорукого (и даже получила за это от правительства пять тысяч рублей «отступных»), а с другой стороны, отправила против него булавинский отряд, но потом заявила о своей непричастности. За такое «двуличие» Булавин жестоко отомстил. Пона­ча­лу он скрывался у запорожцев, а потом в 1708 году вернулся с отрядом украинского атамана Щуки. Взял Черкасск и все казачью верхушку казнил. Интересно, что в тот же год запорожский гетман Мазепа изменил Петру I и выступил на стороне шведов. Не исключено, что совпадение не случайно и булавинцы с запорожцами сговорились.

Но надежды атамана Булавина не оправдались. Его восстание было подавлено. Петр I приказал уничтожить десятки казацких городов вместе с населением. Всего было казнено шесть тысяч казаков — это намного больше, чем погибло в боях. Вот как император велел расправляться с казаками: «…Ходить по тем городкам и деревням, которые пристрастились к воровству, и оных сжечь без остатку, а людей губить, а «заводчиков» на колеса и колья…»


Геннадий Курочкин «Смерть Кондратия Булавина» (1950)
Чтобы не попасть в руки к врагам, Кондратий Булавин застрелился, а его жена заколола себя. Геннадий Курочкин «Смерть Кондратия Булавина» (1950)


Пугачёвы стали Дураковыми

Про восстание Пугачёва большинство из нас знают по повести «Капитанская дочка»: сложно за пушкинским образом бунтовщика разглядеть реальную историческую личность. Тем более что почти полтора века после его вос­стания все данные о Пугачёве были строго засекречены в царских архивах (что, кстати, очень мешало Пушкину во время работы над «Историей Пугачёвского бунта»).

Пугачёв выдавал себя за Петра III
Пугачёв выдавал себя за Петра III


Появился на свет Емельян Пугачёв в станице Зимовейской, там же, где, по легенде, за сто лет до этого родился и Степан Разин. В те времена у казаков было много поводов для недовольства. К 1770 году земли донского казачества находились уже не на границе, а внутри государства. Казаки стали ударной силой завоевания новых территорий для империи. Их принудительно переселяли в разные уголки России — на Кавказ, в Сибирь. То и дело в полках и станицах вспыхивали бунты. Как раз после одного из таких бунтов на реке Яик появился Емельян Пугачёв — бывалый донской казак, успевший повоевать. Выдавая себя за якобы спасшегося от заговора императора Петра III, начал подбивать народ на восстание. Пугачёву поверили — к нему присоединились не только казаки, но и татары, башкиры, калмыки, русские крестьяне. Правда, по-настоящему рассчитывать атаман мог только на казаков, потому что крестьяне в самом начале боя часто убегали. Бунтовщику удалось добиться большего, чем двум его предшественникам — войско Пугачёва двигалось в направлении к Дону, захватив Казань, Пензу, Саратов, Ставрополь, Самару. Царская армия в первое время только защищалась. Пугачёв ненавидел дворян, которые, как писал он в своих «прелестных» письмах, «не насытясь Россиею, истребляли казачий род». Пушкин в «Истории Пугачёвского бунта» поименно перечисляет тысячи дворянских семейств, нашедших гибель от его руки. В присутствии Пугачёва постоянно кого-то «вздергивали». Если же дворянин был прежде замечен в жестокости по отношению к своим крестьянам, то его смерть была ужасной: так, одному генералу вначале «отесали» бока, а когда он упал, обливаясь кровью, забили в рот кол. Его жену и детей повесили.

Пугачёв нередко впадал в неистовство — не щадил людей, приказывал крушить барские хоромы, даже грабить храмы (возможно, опять-таки в угоду староверам и мусульманам из своего войска). Впрочем, очевидцы говорили, что в спокойном состоянии Емельян Пугачёв мог быть даже сентиментален: как-то даже всплакнул вместе с одним дворянином над его повешенными сыновьями.

В подавлении восстания Пугачёва успел поучаствовать даже Суворов, спешно для этого вызванный с Русско-турецкой войны. Бунтовщиков наказали с той же, характерной для века, жестокостью — в повесть «Капитанская дочка» не вошла одна глава: Гринёв плывший вниз по реке, встретил плот с виселицей и тремя повешенными казаками. Таких плотов с повешенными во время всех трех казачьих восстаний пускали по рекам очень много — для устрашения остальных. Чтобы стереть в памяти бунт Пугачёва, даже реку Яик переименовали в Урал. Запрещена была и сама фамилия главного злодея. Его родственникам взамен давали позорные фамилии: Дураковы, Остолоповы, Объедовы…

Русский историк Платонов писал, что восстанием Пугачёва «вольное казачество спело свою последнюю песню. С тех пор под действием государственных порядков оно потеряло окончательно свой давний оппозиционный склад».


Любовь Румянцева





Интересные факты

Клад Степана Разина
Впервые о кладе с богатствами Степана Разина упомянул его брат Фрол во время казни — раскрыв место «схрона», он надеялся купить себе жизнь. На расспросах Фрол рассказал об «острове по реке Дону, на урочище, на прорве под вербою. А та верба крива посередке, а около ее густые вербы». Царь направил специальную экспедицию на Дон и Волгу для поиска клада, но она ничего не нашла. Фрола Разина казнили, но мечта найти сокровища Стеньки не покидает кладоискателей уже более трех веков. Кто-то говорит о затопленном в Волге судне с золотом и драгоценностями, кто-то — о курганах на берегу Волги и Дона, в которых есть тайные подзе­мелья.

image



Три разных смерти

Все три казачьих атамана потерпели поражение и погибли, но в свой последний час вели себя по-разному. Степана Разина 6 июня 1671 года должны были после оглашения приговора четвертовать в Москве на Болотной площади. Приговор он выслушал спокойно, потом повернулся к церкви, поклонился на три стороны, сказал: «Простите». Палач отрубил ему правую руку по локоть, потом левую ногу по колено. Младший брат Разина Фрол, увидев казнь, крикнул: «Я знаю слово и дело государево!» — то есть обещал раскрыть важные тайны брата в наде­жде на помилование. «Молчи, собака!» — прохрипел ему Степан, но тут палач отрубил ему голову. (Фрола все равно казнили через пять лет на том же месте.)

Кондратий Булавин принял смерть в бою — 7 июля 1708 года он, забаррикадировавшись в курене от нападавших на него казаков (его «сдали» свои же), застрелился, а его жена, находившаяся с ним, заколола себя.

Смерть Емельяна Пугачёва не была столь геройской — когда Суворов «этапировал» поверженного бунтовщика в камеру, тот часто плакал и впадал в уныние, а на допросах сразу же заявил, что кается «всемилостивейшей государыне и всему роду христианскому». 10 января 1775 года его должны были, как и Разина, четвертовать на Болотной площади. Стоя на эшафоте, Пугачёв крестился на соборы, кланялся на все стороны и говорил: «Прости, народ православный,

отпусти мне, в чем я согрешил перед тобой». По рассказам современников, Екатерина II дала палачу указание уменьшить муки осужденного — сначала отрубить ему голову и лишь потом четвертовать.


Княжну не топил
Атаман Степан Разин известен еще и своим непонятным поступком — выплывая «из-за острова на стрежень», он бросил в Волгу персидскую княжну. Но легенды и песни — это одно, а историческая реальность — другое. Откуда могла взяться на борту у Разина пленная персидская красавица? Не одно исследование проведено по этому поводу, историки выяснили, что в 1669 году разинское войско действительно наголову разбило флот персов на Каспии и даже захватило в плен сына адмирала и еще пятерых человек. Но ни о какой «княжне» в документах и свидетельствах очевидцев не упоминается, да и присутствие на персидском корабле дочери или сестры адмирала маловероятно: нападения казаков были известны персиянам еще с XVI века, брать на такие сражения женщин было небезопасно.

Кадр из фильма «Степан Разин» (1939)
Кадр из фильма «Степан Разин» (1939)