Top.Mail.Ru
Ваш тайный советник
Судьбы

Лжедмитрий работал на Романовых

Иллюстрация: Симон Богушевич «Лжедмитрий I в коронационных одеждах» (1606).


Именно он помог им взойти на престол

Лжедмитрий I. Рас­стри­га. Самозванец. Его история известна всем по учебникам или — в крайнем случае — по пушкинскому «Борису Годунову». Объявившись в Польше, этот человек проигрывал сражения, но завладел московским престолом. А через 11 месяцев был убит. Его не стало, но оста­лась загадка: кем на самом деле был царь Дмитрий Иоаннович?


Нож детям не игрушка


Царевич Дмитрий — сын Ивана Грозного то ли от седьмой, то ли от шестой жены. А православные каноны позволяли максимум три брака. Но когда царь называется Грозным, все, разумеется, закрывают глаза на такие пустяки. Зато когда Иван умер, Дмитрия объявили незаконнорожденным и даже запретили упоминать его имя на богослужениях. Во времена Смуты это не сыграло никакой роли. Если все хотят видеть на троне сына Ивана Грозного, то будь он хоть от двадцать седьмой жены — неважно.

Дмитрий с матерью и прочей родней жил в Угличе. По сути — в ссылке. 15 мая 1591 года восьмилетний царевич «тешился с робяты, играл через черту ножем». И дотешился до того, что умер от ножевой раны в горло.

Существуют три версии этих событий:
• убийство по приказу Бориса Годунова;
• несчастный случай;
• царевич спасся.

В принципе, в Угличе работала следственная комиссия во главе с князем Василием Шуйским. Но беда в том, что Шуйский успел побыть сторонником всех трех версий. Сначала он подтвердил несчастный случай, потом, при Лжедмитрии, говорил о чудесном спасении, а затем, когда сам стал царем, обвинил Бориса Годунова в убийстве Дмитрия. Если уж главный следователь с такой легкостью менял показания, то историки, разумеется, тоже в затруднении.

Борис Чориков «Смерть царевича Дмитрия» (XIX в.)
Сразу после гибели царевича в Угличе вспыхнули беспорядки. Иллюстрация: Борис Чориков «Смерть царевича Дмитрия» (XIX в.).


Следователи и фальсификаторы


Первыми об убийстве заговорили Нагие, родственники царевича. Мать — Мария Нагая — схватила полено и стала лупить мамку Дмитрия — Василису Волохову. Лупила сильно — «голову ей пробила во многих местах». И кричала, что царевича убили Осип Волохов, Данилка Битяговский и Микитка Качалов. Осип — сын мамки Василисы, а Данилка — сын дьяка Михаила Битяговского, который в Угличе был чем-то вроде «смотрящего», поставленного от московской власти.

Нагие спровоцировали беспорядки, в результате которых толпа убила и Осипа Волохова, и обоих Битяговских, и еще некоторое количество народа. Потом пыл угас, и Нагие поняли, что за беспорядки и убийства придется отвечать.

Тела убитых лежали без погребения. Надо было доказать, что их убили за дело. Нагие действовали весьма топорно: на тела положили ножи и железную палицу. Дескать, это и есть орудия преступления, которыми преступники покончили с царевичем Дмитрием, хотя палица — совсем уж лишнее, ей горло не перерезать. Невинной жертвой Нагих стала также курица, которую зарезали, чтобы в ее крови смочить ножи.

Фальсификация вскрылась. Нагих выдал исполнитель — городовой приказчик Раков. Мария Нагая покаялась: погорячились, мол, убили невинных людей, не судите строго.

Следственная комиссия пришла к выводу, что царевич погиб в результате несчастного случая. Он страдал эпилепсией и как-то раз во время припадка порезал свою мать. Так что вполне мог и сам зарезаться.

Естественно, мы вправе не доверять выводам следствия. Власть приказала замять дело — следователи замяли. Заставили свидетелей дать нужные показания. Кстати, во время следствия ни разу не применялась пытка. Странно, если учесть, что в те времена показания, данные под пыткой, считались самыми достоверными.


Виновен ли Борис?


Конечно, убийство царевича было выгодно Борису Годунову. При царе Федоре Иоанновиче он — фактический правитель государства. А Дмитрий, как и все Нагие, Бориса не слишком-то жаловал. Царевич лепил из снега фигуры бояр и сабелькой рубил им головы. Первой в этом ряду стояла фигура Годунова. От Дмитрия ждать милости не приходилось, зато его смерть открыла перед Годуновым путь к престолу.

Михаил Нестеров «Дмитрий, царевич убиенный» (1899)
Православная церковь канонизировала царевича Дмитрия. Иллюстрация: Михаил Нестеров «Дмитрий, царевич убиенный» (1899).


Но доказательств вины Бориса нет. Дошедшие до нас материалы следственного дела его оправдывают, летописная традиция и многочисленные воспоминания обвиняют. Но авторы воспоминаний говорят с чужих слов, а традиция опирается на официальную версию, которая появилась, когда царем был Василий Шуйский.

Шуйский справедливо опасался новых самозванцев. И решил поставить точку, объявив, что Дмитрий был убит по приказу Годунова. Невинно убиенного царевича причислили к лику святых. Теперь каждый самозванец должен был выдавать себя не просто за царевича, а за почившего святого — неслыханный грех. Самозванцев, впрочем, это не останавливало, а вот на Году­нова поставило несмываемое клеймо. Так политика «делает» историю.


Лжедмитрий или Дмитрий?


Зарезали или сам зарезался — обе версии сходятся в одном: в 1591 году царевича Дмитрия не стало. Но так ли это?

В Лжедмитрии I историков поражает одна деталь: он очень уверенно держался и с легкостью нарушал этикет. Никакой степенности и важности. «Царь Дмитрий Иоаннович» (все-таки поставим кавычки) не ездил в карете, а скакал верхом. Не вышагивал, поддерживаемый под руки боярами, а бегал из комнаты в комнату. Не спал после обеда, запросто общался с людьми.

Самозванцы — к примеру, Емельян Пугачёв — старались вести себя, как подобает царю. А Лже­дмит­рий ломал стереотипы, хотя церемониал московского двора, конечно же, в общих чертах знал.

Еще один момент. Боярская дума вынесла смертный приговор Василию Шуйскому, а Лжедмит­рий его помиловал. А вскоре и вовсе вернул из ссылки. Зачем? Ведь Шуйский — руководитель следственной комиссии — лучше всех знал, что настоящий царевич Дмитрий мертв. Казалось бы, устранить такого свидетеля нужно первым делом. А Лжедмитрий сохраняет ему жизнь. Слиш­ком опрометчиво для самозванца.

Наконец, «царя Дмитрия» признала мать. Они бросились обниматься, причем так искренне, что у людей не возникло подозрений. Да, Лжедмитрий был прекрасным актером, но неужели и Мария Нагая тоже?

После убийства Лжедмитрия Марию спросили, «ее ли он сын». Она ответила: «Нужно было спрашивать меня об этом, когда он был жив, а теперь, как вы его убили, то он уже не мой сын». Ответ более чем двусмысленный. Как хочешь, так и понимай.


В польской печке


И все же в истории чудесного спасения царевича Дмитрия так много невероятного, что поверить в нее очень сложно. К тому же Лжедмитрий явно не знал обстоятельств смерти царевича. Он уверял, что его подменили в постели, и ночью злодеи убили другого мальчика. Но Дмитрий погиб во дворе, средь бела дня — в этом нет сомнений.

И вообще, слишком уж много свидетелей видели смерть царевича. Даже Петр Басманов, который погибнет, защищая Лжедмитрия, признавал, что «он был разумным государем, но сыном Грозного не был».

Пусть так. Пусть тот, кто выдавал себя за Дмитрия, самозванец. Возникает новый вопрос: кто стоял за ним?

Учитывая, мягко говоря, непростые отношения России с Польшей, так и хочется сказать: всю эту катавасию затеяли поляки. Многие историки именно так и говорили. Лжедмитрий — польская марионетка.

Полякам, само собой, выгоден свой ставленник в соседнем государстве. А смута еще выгоднее. А если через самозванца удастся насадить в России католичество, то просто отлично. Ведь польский король Сигизмунд III, сын шведского короля, столь яростно боролся за католическую веру, что потерял корону в протестантской Швеции.

Николай Неврев (1874).
Лжедмитрий обещает польскому королю Сигизмунду III ввести в России католицизм. Своего обещания самозванец не сдержал. Иллюстрация: Николай Неврев (1874).


Лжедмитрий объявил о своем царском происхождении именно в Польше. А Конрад Буссов, немецкий наемник и очевидец событий Смутного времени, вообще считал, что Лжедмитрий был поляком. И не простым поляком, а внебрачным сыном короля Стефана Батория.

Лжедмитрий на самом деле прекрасно ездил верхом, охотился и танцевал. Что нехарактерно для «московита», но очень характерно для польского шляхтича. Проблема в том, что он с ошибками писал по-польски. И по латыни, которую знал любой образованный шляхтич, не говоря уже о сыне короля.

Да и Сигизмунд долго колебался, поддерживать ли московского «царевича». И в итоге поддержал условно — разрешил полякам вступать в его войско. Польская «интервенция» начнется позже, когда сами русские бояре призовут королевича Владислава.

Польской марионеткой Лжедмитрий I точно не был. Поначалу он наобещал полякам с три короба: и Смоленскую землю, и Чернигово‑Северскую, и обращение России в католичество. Но, придя к власти, и не думал выполнять свои обещания. Наоборот, ругался с послами Сигизмунда и вызывал у польского короля явное разочарование.

Как метко заметил историк Василий Ключевский, Лжедмит­рий «был только испечен в польской печке, а заквашен в Москве».


Ты чей холоп?


И здесь мы подходим к самой распространенной версии: Лже­дмит­рий — это беглый монах Чудова монастыря Григорий Отрепьев.

Отрепьев родился в семье обедневшего дворянина и служил у боярина Михаила Никитича Романова. Анастасия Романова — первая жена Ивана Грозного, мать Федора Иоанновича. Соответ­ствен­но, Романовы — царские родственники и претенденты на трон. Неудиви­тельно, что при Борисе Годунове они подверглись опале. Михаил Никитич, хозяин Отрепь­ева, окончил дни в ныробской земляной тюрьме. Федора Никитича, отца будущего царя Михаила Федоровича, насильно постригли в монахи под именем Филарета.

Никанор Тютрюмов «Патриарх Филарет» (XIX век)
Федор Романов, он же патриарх Филарет. В результате Смуты на русском престоле окажется его сын. Иллюстрация: Никанор Тютрюмов «Патриарх Филарет» (XIX век).


Когда преследовали бояр, их слуг тоже не забывали — им угрожала смерть. Видимо, по этой причине Юрий Отрепьев и постригся в монахи, приняв имя Григорий.

Инок Григорий проявил такие способности, что был взят к патриарху Иову. Наверное, Романо­вы тоже отмечали способного юношу. Вполне вероятно, что именно они, смертельные враги Годунова, внушили От­репьеву мысль о царском происхождении. Неда­ром, когда самозванец только объявился, Году­нов тут же обвинил в этом бояр.

В 1602 году старший из Романовых — Фила­рет — думает лишь о спасении души. Он сломлен, он сдался. Проходит два года. В Польше появляется Лжедмитрий. И Фила­ре­та не узнать. Он живет «не по монастырскому чину, всегда смеется, неведомо чему, и говорит про мирское житье, про птицы ловчие и про собаки, как он в миру жил». И надменно заявляет монахам, что «увидят они, каков он впредь будет».

И действительно, Лжедмитрий I делает Филарета митрополитом Ростовским. Слуга не забыл прежних хозяев, а возможно, и своих идейных вдохновителей. А при Лжедмитрии II Филарет станет патриархом. Так и тянуло его к самозванцам. Удивляться нечему, если признать, что они — его рук дело.

Так или иначе, больше всех от Смуты выиграли Романовы. Смута началась с романовского холопа, а закончилась Михаилом Романовым на престоле.

А внук Михаила — Петр Вели­кий — поломает устоявшийся уклад жизни, откроет страну Западу, наводнит ее иностранными специалистами. На сто лет раньше все это уже делал человек, которого мы называем Лжедми­трием I. Он даже хотел основать академию и университет. Лже­дмит­рий опередил свое время. К тому же ему не хватило, так сказать, легитимности.

Но главное — ему не хватило жестокости Петра I или Ивана Грозного. А без жестокости у нас никуда. Без жестокости великим государем не станешь — навсегда останешься авантюристом.


Интересные факты
Хроника Смутного времени

После смерти Ивана Грозного (1584) царствовал его старший, но слабоумный сын Фе­дор Иоаннович. Фактически страной правил Годунов.

Борис Годунов
Борис Годунов


В 1598 году Федор умер — династия Рюриковичей пресеклась. Царем избрали Бориса Годунова.

Осенью 1604 года Самозванец вторгся из Польши в Россию, чтобы завладеть московским троном. В апреле 1605 года Борис Годунов неожиданно умер, а его преемник — Федор Борисович — был свергнут и убит. Царем стал Лжедмитрий I.

17 мая 1606 года он тоже был свергнут и убит.

В 1606—1610 годах царствовал Василий Шуйский. Его также свергли, после чего бо­яре решили призвать на царство польского королевича Владислава. Королевич оставался в Польше, но Москву занял польский гарнизон.

Василий Шуйский
Василий Шуйский

Осенью 1612 года поляков изгнали из Москвы, а на следующий год Земский собор избрал на царство Михаила Федоровича Романова.


Кого свергали?

17 мая 1606 года Лжедмитрий I был свергнут и убит в результате восстания москвичей. Самое удивительное, что восстание не было направлено против него. Он не устраивал бояр, а простые москвичи относились к самозванцу вполне лояльно. Народ возмущался наводнившими Москву поляками, поэтому бояре и кинули клич: «Поляки бьют государя». А пока народ расправлялся с поляками, боярские люди убили Лжедмитрия.


Первый российский император


Со времен Сергея Соловьева многие историки говорят о схожести Лжедмитрия I и Петра I. Между прочим, императором (цесарем) впервые провозгласил себя не Петр, а Лжедмитрий. По тем временам это была неслыханная наглость. Поляки не признавали за московскими великими князьями даже царского титула, который присвоил себе Иван Грозный. Поэтому, кстати, в Польше «Дмитрия» никогда не называли царевичем.

Из-за титулования Лжедмитрий рассорился с Сигизмундом III. Разумеется, польский король не мог признать своего ставленника императором, то есть человеком, стоящим в иерархии выше него, простого короля. А Лжедмитрий отказывался принять у польских послов грамоты с ненадлежащей титулатурой. Еще один аргумент в пользу того, что Лжедмитрий вел себя по отношению к Польше достаточно независимо.