Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close
Ваш тайный советник
Судьбы

«Мой друг Иосиф Сталин»

Джон Рид
Джон Рид — журналист и контрабандист


Джона Рида в СССР обожали. Этой любви не помешало даже то, что отец и дед Рида были крупными бизнесменами. В общем, проклятыми капиталистами и угнетателями. Но Рид был как бы не такой. Он не только радостно писал о революции в России, но и сам участвовал в ней. 


«Я пировал в разграбленных асьендах» 

Будущий социалист родился в очень обеспеченной семье. Его дедушка владел первым газовым заводом в Орегоне и заводом по производству чугуна в Портленде. Поэтому мальчик был окружен слугами и деньгами. Едва научившись читать, он придумал свой собственный бизнес — предложил отцу и деду украсть у соседей овец и спрятать их в специально прорытом туннеле. Овцы от нечего делать размножатся там до большого стада, которое можно будет продать. 

Способного юношу отправили учиться в Гарвард. А там царили социалистические настроения. Джон заразился ими. Он активно интересовался революциями. Увидеть их вживую ему «посчастливилось» уже по окончании университета. В 1912 году, когда Рид работал журналистом, его отправили от редакции в Мексику, где шла гражданская война. Джон был счастлив, он писал: «В течение четырех месяцев я скакал на коне сотни миль через палимые солнцем равнины, спал на земле вместе с солдатами, танцевал и пировал в разграбленных асьендах всю ночь напролет...» 

Потом он освещал события Первой мировой войны. Его репортажами зачитывались. Например, американский писатель Дос Пассос сказал, что «если бы кто-нибудь по-настоящему захотел узнать, что такое война, он все мог бы узнать из статей Рида». 

Но тому журналистики оказалось мало. 


Заигрался в революцию 

В сентябре 1917‑го Рид вместе с женой Луизой по заданию социалистического журнала «Мэссиз» приехал в Петроград. Его первый визит в Россию случился двумя годами ранее. 

Статус зарубежного журналиста позволил Риду беспрепятственно появляться по обе стороны баррикад. Когда же случилась революция, Джон оказался в самом эпицентре петроградских событий — посещал митинги, дневал и ночевал в Зимнем дворце и в Смоль­ном, общался с арестованными министрами Временного правительства, познакомился с Лени­ным и с Троцким. Захваченный революционным вихрем американец взялся под началом Карла Радека работать в Бюро международной революционной пропаганды: выпускал агитматериалы на иностранных языках, разбрасывал с грузовика листовки, с винтовкой патрулировал Народный комиссариат иностранных дел, и даже выступал перед III съездом Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. «Сейчас я отправлюсь в страну закоренелой реакции, в страну капитала, — кричал он с трибуны в январе 1918‑го. — И я обещаю вам, что расскажу американскому пролетариату правду обо всем, что происходит в России». 

Он и рассказал. Вернувшись в США, менее чем за месяц написал свою знаменитую книгу «Десять дней, которые потрясли мир». В предисловии заявив: «Русская революция есть одно из величайших событий в истории человечества, а возвышение большевиков — явление мирового значения». В США книгу печатать долго не хотели: издателей смущал яростный панегирик большевикам. Сомнение вызывал и сам автор, которого подозревали в том, что он платный агент Советов. И небезосновательно. Например, чтобы багаж Рида и его жены не обыскивали по возвращении в США, большевики дали Джону должность советского консула в Нью-Йорке, а Луизе — статус дипкурьера. 

В советской кинодилогии Сергея Бондарчука «Красные колокола» (1982) роль Джона Рида исполнил звезда итальянского и мирового кинематографа Франко Неро.
В советской кинодилогии Сергея Бондарчука «Красные колокола» (1982) роль Джона Рида исполнил звезда итальянского и мирового кинематографа Франко Неро



Финны раскусили обман 

Говорили даже, что «Десять дней...» Рид написал под руководством товарищей из Москвы. «Распространение того, что вы называете «большевистской пропагандой», — дело не очень прибыльное, — оправдывался Рид в письме к редактору «Нью-Йорк таймс». — Выступлениями перед рабочей аудиторией или статьями в газетах рабочего класса денег не заработаешь». Похоже, в данном случае Джон серьезно лукавил. В 1995 году в США вышло документальное исследование «Секретный мир американского коммунизма», в основе которого лежали ранее неизвестные документы из архива КПСС. Данное исследование наглядно подтвердило, что в 1919–1920‑е годы юная компартия США субсидировалась Советами. Раздувания «мирового пожара» ради. А Джон Рид, как один из партийных организаторов, выступал в роли финансового передатчика. Так, в марте 1920‑го по заданию Коминтерна Рид попытался вывезти из РСФСР драгоценные камни на сумму свыше 100 тысяч долларов для финансирования партстроительства (бриллианты якобы были спрятаны в каблуках ботинок). Но финская полиция задержала журналиста в Або (Турку). Рид клялся, что купил камни на свои кровные, но финны не поверили, арестовали Джона и конфисковали драгоценности. Лишь в начале июня журналиста выпустили из тюрьмы. Считается, что постаралось советское правительство. Якобы сам Ленин предложил обменять американца на двух финских профессоров, арестованных ЧК, заявив, что «за Рида не жалко отдать и целый университет». 


«Я был свободен» 

Вообще этот, как окажется последний для Рида, визит в Россию сложится у американца крайне неудачно. Хотя сначала все было как обычно хорошо: осенью 1919 года большевики встретили его как старого друга и даже познакомили со Сталиным. Джон был от него в восторге. «Особенно я хочу, чтобы ты пообщался со Стали­ным, — говорил он своему американскому приятелю Джерри. — Он — один из моих лучших друзей. Он близок к Ленину и может использовать свое влияние, чтобы помочь тебе выбраться из России». Это письмо Рид написал вскоре после того, как вышло постановление об аресте иностранцев–представителей буржуазии тех государств, которые вели против РСФСР «враждебные действия». Американский друг Рида попадал под указ, а потому мечтал смыться из Москвы. А вот Джон, не раз доказывавший большевикам свою преданность, был вроде бы в безопасности. По крайней мере, до тех пор, пока вдруг не начал критиковать Советы. 

«В Соединенных Штатах я ненавидел капиталистическую систему. Но я был свободен: я мог встать на углу и сказать, что я думаю, — жаловался Джон Рид. — Они здесь пытаются освободить весь мир, а я не имею возможности ни критиковать правительство, ни выражать симпатию не то что по отношению к капиталистам — даже к меньшевикам, которые тоже коммунисты». 

После финского фиаско Джон вернулся в Москву, где принял участие в работе Второго конгресса Коминтерна. После чего, решив передохнуть от столичной суеты, отправился на Конгресс народов Востока в Баку. Там-то Рид и заразился сыпным тифом, вернулся в Москву уже больным и скончался 17 октября 1920 года. Ходили слухи, что американцу «помогли» умереть. Тем не менее похоронили с почестями у Кремлевской стены. 

Полный русский перевод книги Джона Рида в Советской России появился спустя три года после смерти автора.
Полный русский перевод книги Джона Рида в Советской России появился спустя три года после смерти автора


Катерина Кузнецова


Интересный факт



Двойной агент?
ида подозревали в том, что он был не только советским, но и американским агентом. 
Эту версию высказал американский историк Энтони Саттон. По его словам, в архиве госдепа содержатся многочисленные упоминания о задержаниях Рида в Европе и последующей помощи, которую ему оказывали госдеп и крупные американские бизнесмены. Спрашивается: зачем им было выручать поклонника революций?