Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close
Ваш тайный советник
Судьбы

Обожаема, презираема...

В «Неизвестной» (справа) художника Крамского многие сразу опознали Екатерину Долгорукову


21 июля 1883 года в Петербурге на выставке передвижников была представлена картина Ивана Крамского. С портрета смотрела завораживающе красивая женщина. Общест­во было восхищено, потрясено, шокировано и оскорблено ею. 


Легенда о «Неизвестной» 

С первого взгляда на «Неизвест­ную» современники Крамского понимали, что прекрасная дама «нечестива». Прогуливается в коляске одна, что неприлично, одета чрезмерно модно и дорого, на запястьях демонстративно поблескивают драгоценности. «Богатая содержанка», «кокотка в коляске», — возмущались критики. Крамской никогда и никому не рассказал, кто позировал для портрета. Версий из-за таинственного молчания художника родилось множество. По одной из них, «Неизвестная» — фаворитка и позже морганатическая жена императора Александра II — Екатерина Долгорукова, светлейшая княгиня Юрьевская. Будто бы царь лично заказал портрет художнику. Екатерина, которая долгие 14 лет незаконных отношений с Александром, да и после венчания, была презираема при дворе, да что там, очень многими в России — от дворян до извозчиков, пожелала быть на портрете гордой и даже указала место, которое надо изобразить на пейзаже — Аничков дворец — резиденцию наследника императора. 

Александр II
Александр II


Наивность юности 

«Дерзкая наложница» — так назвали ее при дворе, когда Александр II поселил свою «вторую жену» и троих бастардов в Зимнем дворце, прямо над покоями императрицы. Познакомились Александр с Екатериной задолго до начала чувственного романа. Одиннадцатилетняя Катя надела свое лучшее платье, прибежала «смотреть на царя!», заехавшего в имение Долгоруковых. Чем умилила самодержца настолько, что он не только прогулялся с ней по саду «как с дамой», но и много лет принимал участие в судьбе ее разорившейся семьи. В следующий раз Александр II увидел Екатерину уже «смолянкой» — с лицом, будто «выточенным из слоновой кости и обрамленным чудесными каштановыми волосами». Целый год 47‑летний влюбленный император, как юнец, ждал встреч с барышней в парках и садах, посылал ей фрукты и цветы. Но отношения их были исключительно платоническими. Страсть Александра от ее непритворной невинности только распалялась. Когда физическая близость случилась, слухи немедленно дошли до матери Екатерины. Опозорившую семью барышню отправили в Ниццу. 


«Она отвлекала царя» 

Парижская выставка 1867 года стала поводом для европейского вояжа Александра II. В столицу Франции тайно спешит и Екате­рина. В Россию они вернутся вместе, Долгорукова порвет отношения с семьей, от нее отвернутся все, кроме младшей сестры. 

Петербургское общество ее не принимает, но и она не стремится блистать в нем. «Я приняла решение отказаться от всего, от светских удовольствий, столь желанных юным персонам моего возраста, и посвятить всю свою жизнь счастью Того, кого любила», — пишет Екатерина, а ведь ей на ту пору было всего 20 лет. 

Она рожала своему возлюбленному детей, меняла жесткие матрасы на новые и мягкие, утепляла его мундиры, следила за его лекарствами, жалела, искренне восхищалась. И была самым близким и благодарным его собеседником, который более слушает, чем говорит. 

Ее тихо или открыто ненавидели. По воспоминаниям французского дипломата Мориса Палео­ло­га: «На нее возлагали значительную часть ответственности за печальный ход государственной жизни. Ее обвиняли в том, что она отвлекала царя от исполнения им своих обязанностей, что она усыпляла его любовными чарами, лишая силы и решимости. В доказательство приводили плачевное физическое состояние, в котором находился Александр II. Как изменился он! Впалые щеки, сгорбленная фигура, вялые движения, тяжелое дыхание — всему этому она была причиной». 

А уж о самом ее характере чего только не говорили! Уж она и глупа, и бестактна, и даже плохо воспитана (чего за «смолянками» никогда не наблюдалось). Только императрица Мария Александ­ров­на не позволяла сплетен в своем присутствии. «Наконец», в конце мая 1880 года, после длительной болезни, супруга императора скончалась. 

Рисунок Александра II, на котором изображена Екатерина Долгорукова
Рисунок Александра II, на котором изображена Екатерина Долгорукова


Первая леди — изгой 

Пос­ле сорокадневного траура Александр II обвенчался с любимой Екатериной. Пусть перед походным алтарем в Екатери­нинс­ком дворце Царского Села. Пусть скромно и в тайне от всех, но эта легализация была нужна «второй жене». Она никогда не упрекала Александра, никогда не просила ничего для себя. Готова была стать хоть тенью любимого, хоть следом от его башмака. Но нельзя быть тенью вечно, к тому же ее волновало будущее детей. Но ни венчание, ни официальное дарование титула светлейших князей Юрьевских не изменило отношения к Екатерине семьи Романовых и высшего света. 

Официальное представление Юрьевских как супруги и детей императора состоялось через месяц после свадьбы. Екатерина волновалась, император успокаивающе поглаживал ее руку. Муж­чи­ны были готовы смягчиться к ней, но за ними зорко следили женщины. Как только Екатерина пыталась принять участие в разговоре, беседа немедленно умолкала. 

«Почему они не разговаривают со мной?! — беспомощно спросила она у Алексея, одного из сыновей своего царственного супруга. — Я теперь замужем, в чем они могут меня упрекнуть?» Не очень сдержанный на язык Алексей Александрович ответил: «Оче­вид­но, они не могут забыть вашего прошлого». Но если Александр II старался пресечь сплетни, заставлял детей от первого брака общаться со сводными сестрами и братом, то после его смерти защитить Юрьевских было некому. Чтобы выселить вторую семью отца из Зимнего дворца, наследник престола Александр III попросту отключил в нем отопление, а княгине посоветовал «запереться в монастыре». 

Екатерина покинула страну. Носила траур до конца жизни и показывала всем в Ницце и Париже роскошно расшитую мантию для ее коронации, которая так никогда и не состоялась. 


Маргарита Донникова


Интересные факты

Нарушители последней воли 
Светлейший князь Ханс-Георг Юрь­евс­кий, правнук Екатерины и Александра II, писал: «В нашем семейном архиве есть забавные документы. В частности, одно из завещаний. Это список с кучей позиций и приписками рукой Александра III. «Нет, этого я не отдам!», «Нет. Этого она никогда не получит!» Они не выполнили волю отца по отношению к ней».



Великий князь Александр Михайлович Романов о Долгоруковой
«Я жалел ее и не мог понять, почему к ней относились с презрением за то, что она полюбила красивого, веселого, доброго человека, который к ее несчастью был Императором Всероссийским?»

image


Языческая жертва 
После убийства Александра II безутешная вдова отрезала свои шикарные волосы, сплела из них венок и положила в гроб к возлюбленному. Языческий жест, неприемлемый для православных похорон. Однако мнение людей ее больше не интересовало.