Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close
Ваш тайный советник
Судьбы

Город-наваждение

Вид Исаакиевской площади. Лит. И. А. Иванов и П. С. Иванов по акварели В. С. Садовникова. 1830–35 гг.
Изображение: Вид Исаакиевской площади. Лит. И. А. Иванов и П. С. Иванов по акварели В. С. Садовникова. 1830–35 гг.


Известные иностранцы, посещая Россию, обязательно заезжали в Петербург, а потом вспоминали о городе в своих мемуарах, дневниках или письмах родным. 


Венецианский авантюрист и сердцеед Джакомо Джироламо Казанова
(посетил Петербург в 1765 году) 


Венецианский авантюрист и сердцеед Джакомо Джироламо Казанова посетил Петербург в 1765 году

«Только гений великого мужа, коему в радость обуздывать природу, мог замыслить возвести город, будущую столицу обширнейшей империи, в столь неблагодарном месте, где сами почвы противятся усилиям тех, кто тщится воздвигать на них каменные дворцы, кои строятся повсеместно с непомерными расходами… Я предвижу, что и век спустя Петербург будет великолепен, но поднимется по меньшей мере на две сажени, и потому огромные дворцы не рухнут за недостатком свай. Воспретят варварскую архитектуру, занесенную французскими зодчими, коим только и кукольные домики строить…»


Жена французского дипломата, фрейлина при дворе Александра I графиня Шуазель Гуффое
(первый раз посетила Петербург в 1824 году) 


Жена французского дипломата, фрейлина при дворе Александра I графиня Шуазель Гуффое первый раз посетила Петербург в 1824 году

«Мы приехали в первых числа июня, в эпоху, когда в этой северной стране нет ночей… Я была… поражена величественной и правильной красотой Петербурга, улицы которого широкие и теряющиеся вдали, обсажены деревьями и украшены тропами из граненого камня. <…> Дома, не имея величественного вида прекрасных парижских зданий, отличаются изяществом своих оконных рам из цельного стекла и с красивыми орнаментами. От императорского дворца до Невы вдоль Адмиралтейства расположен сад, состоящий из нескольких рядов тополей, он занимает такое большое пространство, что на нем можно было бы произвести смотр стотысячному пехотному войску. Нева окаймлена каменной набережной из розового гранита. Столь величественная, когда она спокойна, страшная в бурю, Нева представляет взорам волны сапфирового цвета».


Писатель Оноре де Бальзак (1843 год)

Писатель Оноре де Бальзак был в Петербурге 1843 год

«Угрюмый Берлин несравним с пышным Петербургом. Прежде всего можно было выкроить десятка два таких мелких городков, как Бранденбургская столица, из территории великого города обширнейшей из европейских империй, после чего ему бы осталось еще достаточно застроенного пространства, чтобы покрыть двадцать маленьких Берлинов, выкроенных из его бесконечных просторов. Но на первый взгляд Берлин кажется более заселенным, ибо я видел несколько прохожих на улицах, чего вы часто не увидите в Петербурге! Пространства застроены с расчетом выделить красоты города, и этой хитрости, вероятно, Берлин обязан впечатлением большей населенности, чем Петербург».


Писатель Александр Дюма (1858 год) 

Писатель Александр Дюма был в Петербурге 1858 год


«Ничто на свете, дорогие мои читатели, не поможет вам представить себе июньскую ночь в Санкт-Петербурге — ни перо, ни кисть. Это какое-то наваждение. И если предположить, что Елисейские Поля в самом деле существуют и что над ними разлит серебристый свет, то вот у здешнего света тот же самый оттенок, какой должен быть при хорошей погоде в царстве мертвых. <…> Прозрачные сумерки, не ночь, а лишь отсутствие дня, сумерки, но все предметы вокруг легко различить, словно наступило затмение солнца, но в душе нет смятения и тревоги, как бывает во всей природе при затмении. <…> Любовь в такую ночь была бы вдвойне прекрасной!»


Первый канцлер Германской империи Отто фон Бисмарк
(несколько раз был в Петербурге, впервые в 1859 году) 


Первый канцлер Германской империи Отто фон Бисмарк  несколько раз был в Петербурге, впервые в 1859 году


«В первые весенние дни принадлежавшее ко двору общество гуляло по Летнему саду, между Павловским дворцом и Невой. Императору бросилось в глаза, что посреди одной из лужаек стоит часовой. На вопрос, почему он тут стоит, солдат мог ответить лишь, что “так приказано”. <…> Тема эта оказалась при дворе злободневной, и разговоры о ней дошли до слуг. Среди них оказался старик-лакей… который сообщил, что его отец, проходя как-то по летнему саду мимо караульного, сказал: “А часовой все стоит и караулит цветок. Императрица Екатерина увидела как-то на этом месте гораздо раньше, чем обычно, первый подснежник и приказала следить, чтобы его не сорвали”. Исполняя приказ, тут поставили часового, и с тех пор он стоит из года в год. Подобные факты вызывают у нас порицание и насмешку, но в них находят свое выражение примитивная мощь, устойчивость и постоянство, на которых зиждется сила того, что составляет сущность России в противовес остальной Европе».



Писатель-фантаст Герберт Уэллс (приезжал в Петроград неоднократно) 

Писатель-фантаст Герберт Уэллс приезжал в Петроград неоднократно


«В Петрограде было много магазинов, в которых шла оживленная торговля. В 1914 году я с удовольствием бродил по его улицам, покупая разные мелочи и наблюдая многолюдную толпу. Все эти магазины закрыты. Во всем Петрограде осталось, пожалуй, всего с полдюжины магазинов. <…> Поразительно, что цветы до сих пор продаются и покупаются в этом городе, где большинство оставшихся жителей почти умирает с голоду и вряд ли у кого-нибудь найдется второй костюм или смена изношенного и залатанного белья. <…> Магазины в Петрограде имеют самый жалкий и запущенный вид. Краска облупилась, витрины треснули, одни совсем заколочены досками, в других сохранились еще засиженные мухами остатки товара; некоторые заклеены декретами; стекла витрин потускнели, все покрыто двухлетним слоем пыли. Это мертвые магазины. Они никогда не откроются вновь».