Top.Mail.Ru
Вы не поверите, но в Петербурге скромно живет английский классик. Его зовут Роман Писарев. Не слыхали? А в Британии он входит в число лучших художников-иллюстраторов ХХ века. Читайте новый лонгрид на Фонтанке.ру!
Close
Ваш тайный советник
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close
Джордж Баланчин
За свою жизнь Джордж Баланчин поставил 425 балетов

Баловень судьбы и балерин

Как российский танцовщик создал американский балет
Баловень судьбы и балерин
Как российский танцовщик создал американский балет
Джордж Баланчин, он же Георгий Баланчивадзе, родился в семье известного грузинского композитора Мелитона Баланчивадзе. Их фамилия происходит от слова «баланчи», так по-грузински называли шутов. Предки Георгия и были шутами при дворе местных царей. Так что балетный реформатор имел артистические гены.

Балет как испытание
Георгий появился на свет в 1904 году Петербурге. Хоть родители и развивали у маленького сына тягу к искусству, говорят, именно балет он недолюбливал. Но именно в него угодил. В 1913 году Георгий, девяти лет от роду, и его младший брат Андрей за компанию пришли вместе с сестрой Тамарой на пробы в Императорское театральное училище при Мариинском театре. Сестра держала экзамен, братья сидели в коридоре. Им предложили тоже попробоваться. В результате Тамара в училище не про­шла. А Георгия взяли. Через неделю он сбежал. Поначалу учеба и жизнь в училищных стенах были для него мукой. Потом привык.

После революции из-за учебы он один остался в Петрограде, а семья переехала в Грузию. Финансирование училища урезали, занятия прерывались. Вместе с другими подростками Георгию даже приходилось ловить и жарить голубей. В 1921‑м он закончил училище и был определен в Государственный театр оперы и балета (бывший Мариинс­кий). И хоть к нему быстро пришел успех в балете «Щелкунчик», жилось перспективному артисту тяжело. Платили мало, здание театра не отапливалось, «пролетарская» публика, приходившая поглазеть на полуголых балерин, во время спектаклей лузгала семечки, притопывала в такт музыке. Чтобы прокормиться, артисты выступали где могли за еду — пели, танцевали матросский танец «Яблочко», изображали индусов в цирке. Георгий находил силы еще и заниматься творческими экспериментами — создал группу «Молодой балет», с которой впервые в жизни попробовал себя в роли хореографа.

Счастливая травма колена
В 1924‑м Баланчивадзе женился на балерине Тамаре Жевержеевой, с которой познакомился еще в училище. В том же году супруги в составе большой группы артистов отправились на гастроли в Германию, где решили остаться. Георгий к тому моменту был болен туберкулезом.

Их пригласил в свой «Русский балет» Сергей Дягилев. Он занялся лечением Георгия и он же посоветовал ему и Тамаре укоротить свои неблагозвучные для западной публики имена. Так они стали Жоржем Баланчиным и Тамарой Жевой. Впрочем, вместе они оставались недолго. Баланчину для вдохновения требовались все новые музы. В труппе Дягилева у него начался роман с балериной Александрой Даниловой, который длился пять лет. А брак с Тамарой Жевой распался в 1926‑м.

Как танцор Баланчин в «Рус­с­ком балете» был на первых ролях. Но получил серьезную травму колена. Поначалу сильно переживал, но потом понял, что это к лучшему. Травма позволила ему со­средоточиться на хореографии и стать в будущем тем, кем он стал — великим балетмейстером. Баланчин поставил для Дягилева девять больших балетов. А после его смерти ушел в 1933 году в «свободное плавание» — создал свой «Балет‑1933». Его заметил известный меценат и миллионер из Бостона Линкольн Кирстайн и предложил переехать в США — создавать американский национальный балет. Баланчин согласился. Жорж стал Джорджем.

Новый стиль —
новые женщины

Джордж Баланчин совершил революцию в классическом балете. Если в Европе он ставил спектакли с простым сюжетом, то в Америке перешел на бессюжетные. Его балеты иллюстрировали саму музыку. «Видеть музыку, слышать танец», — так Баланчин сформулировал свой главный принцип.

Он часто ставил спектакли на музыку симфонических произведений, не предназначенных для инсценировки. Его постоянным соратником стал другой выдающийся русский эмигрант — композитор Игорь Стравинский.

Баланчин был противником дорогостоящих декораций и кос­тюмов, больших массовок. Его минимализм определялся в том числе экономией. Он говорил, что нехватка денег спасает от безвкусицы. Декорациям предпочитал игру света.

В 1934 году Баланчин создал в Нью-Йорке школу балета и труппу на ее базе. А его новой музой стала норвежская балерина и акт­риса Эва Бригитта Хартвиг, работавшая под псевдонимом Вера Зорина (поскольку русский балет доминировал в мире, танцовщицы часто брали русские псевдонимы). Они поженились в 1938‑м. Вере был 21 год.

В 1946 году ее сменила первая американская прима-балерина 21‑летняя Мария Толчиф — дочь индейского вождя. В 1952‑м на ее место заступила 22‑летняя Танакиль Леклер. Джордж Баланчин заприметил ее в юном возрасте и вырастил для себя — учил, опекал, ставил для нее спектакли, превращая в звезду. Он мог любить только звезд…

С Танакиль случилась удивительно трагическая история. Когда ей было еще 15 лет, Баланчин выбрал ее для участия в благотворительном детском спектакле в пользу фонда борьбы с полио­миелитом. Мэтр играл собственно саму болезнь, а юная Леклер — ее жертву. Они напророчили: в 1957‑м Танакиль действительно заболела полиомиелитом — после глотка воды из канала в Венеции, ее парализовало.

Баланчин продолжал влюбляться в новых балетных девочек, но, словно чувствуя вину перед Леклер за тот роковой спектакль, еще долго жил с ней. Их брак продержался до 1969‑го.

По крови грузин, по национальности — петербуржец
Баланчин никогда не забывал о своих корнях. Говорил: «По крови я грузин, по культуре — скорее русский, а по национальности — петербуржец». Что не мешало ему в интервью негативно отзываться о Советском Союзе. Удивительно, что это не повлияло на судьбу его оставшихся в СССР родственников. Отец Джорджа композитор Мелитон Баланчивадзе был окружен почетом. В 1934‑м в Грузии помпезно отметили 50 лет его творческой деятельности, в 1937‑м, незадолго до смерти, наградили орденом Трудового Красного Знамени. Брат Андрей — лауреат двух Сталинских премий — писал музыку к балетам и операм. Сестра Тамара, теат­ральный художник, работала в Ленинграде в кукольном театре Образцова. Когда началась война, Андрей смог договориться, чтобы ее вывезли из блокадного города. Но уже на юге, под Тихорецком, поезд попал под бомбежку. Тамара пропала без вести.

Джордж помогал семье — окольными путями слал в Грузию посылки с едой. Конечно, советская власть пыталась воздействовать на Баланчина через брата. От Анд­рея требовали то отречься от Ге­оргия, то писать ему письма — убеждать не ругать СССР или даже склонять к возвращению. Впрочем, до Баланчина эти письма не доходили. Он не принимал курьеров, с которыми их передавали.

Братья снова встретились в 1962 году, когда Нью-Йоркский балет, уже снискавший мировую славу, приехал на гастроли в СССР. Джордж Баланчин возвращался на Родину триумфатором — создателем собственной школы балета, окруженный созвез­дием своих учеников.

Баланчин приехал в Грузию на могилы родителей. Но не мог привыкнуть к долгим грузинским застольям — они казались ему напрасной тратой времени. На эти гастроли пришелся Карибский кризис. Грузинские родственники Баланчина рассказывают, что в самый разгар турне он вдруг исчез — выехал из СССР после личного звонка президента Кеннеди, и вернулся, лишь когда кризис закончился.

Последняя любовь
В те годы Джордж Баланчин горел своей последней любовью. 58‑летний маэстро влюбился в 17‑летнюю балерину Сьюзан Фаррелл. Он поставил для нее 59 балетов, в том числе «Дон Кихота», которого сыграл сам — для того чтобы выйти на сцену вместе со своей музой. Они много времени проводили вместе, но при этом их отношения были платоническими. Баланчин вечерами возвращался домой к парализованной жене. В 1969 году он наконец развелся с Леклер, чтобы жениться на Фаррелл. Но та объявила ему, что любит другого — танцовщика Пола Мехию. Баланчин уволил обоих и на три года впал в творческий ступор. В 1975‑м он разрешил Фаррелл вернуться. Но не ее мужу. Пол уехал работать в Чикаго. Расстояния сделали свое дело — они разошлись.
Джордж Баланчин и Сьюзан Фаррелл
Маэстро влюбился в 17‑летнюю балерину Сьюзан Фаррелл и поставил для нее 59 балетов
Баланчин продолжал ставить для Сьюзан балеты, но это были уже профессиональные отношения. Возраст Баланчина не позволял ему что-то иное. В 1982 году он поставил для Фаррелл свой последний в жизни балет «Вариации для оркестра». В том же году он вдруг стал терять равновесие и падать на репетициях. Врачи смогли поставить ему диагноз только после смерти в апреле 1983 года. Это было редчайшее и неизлечимое заболевание, чума «куру».

Перед смертью он не мог уже не только держать равновесие, но и глотать. Забыл английский язык и говорил только по-русски. Он попросил навестившего его Михаила Барышникова принести ему из грузинского ресторана свое любимое блюдо — сациви. Кусочек курицы положили ему на лицо возле рта. Баланчин размазал по щеке соус, чтобы перед смертью вдохнуть запах детства…
Завещание маэстро

Перед смертью Баланчин завещал права на все свои балеты любимым женщинам (их было гораздо больше, чем жен). А, например, брату достались лишь золотые часы — подарок миллионера Кирстейна. В тяжелые для Грузии 90‑е годы семья Андрея продала их. Дарственная надпись не произвела на скупщиков впечатления. Они не знали, кто такой Баланчин, и купили часы по цене золотого лома — за 100 рублей.

«Чтобы сделать хороший балет, нужно любить красивых женщин».

Джордж Баланчин
Джордж Баланчин
(1904–1983)
Тамара Жева
Вера Зорина
Мария Толчиф
Танакиль Леклер
Александра Данилова
Автор Владлен ЧЕРТИНОВ

Материал из выпуска №62 журнала «Ваш тайный советник», тема номера — «Русский театр»

Русский театр проделал огромный путь. Начавшись со скоморохов и балаганов, он пришел к Чехову и Станиславскому и стал мировым законодателем театральных мод. Хоронили ли актеров за кладбищенской оградой. Как актрисы спасались от домогательств сильных мира сего. Почему женщинам запрещали в театре аплодировать и ходить в буфет. Как российский танцор создал американский балет. Почему Сталин полюбил Большой театр. Какие состояния делала в СССР театральная мафия.
Об этом и многом другом читайте в 62-м номере исторического журнала «Ваш тайный советник» — «Русский театр».

Подписывайтесь на нас!