Top.Mail.Ru
Вы не поверите, но в Петербурге скромно живет английский классик. Его зовут Роман Писарев. Не слыхали? А в Британии он входит в число лучших художников-иллюстраторов ХХ века. Читайте новый лонгрид на Фонтанке.ру!
Close
Ваш тайный советник
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close

«Черный альбом»

Пока Красная армия тщетно пыталась взломать линию Маннергейма, ключи от нее пылились в подвале штаба Ленинградского округа?
Юлий  Гродис  (1899–1963)
Юлий Гродис (1899–1963)
«Черный альбом»
Пока Красная армия тщетно пыталась взломать линию Маннергейма, ключи от нее пылились в подвале штаба Ленинградского округа?
Юлий Гродис (1899−1963)
Трагедия Зимней войны — это еще и трагедия нашей разведки. Оказывается, существовал так называемый «Черный альбом», где была подробно описана линия Маннергейма, но при первом неудачном штурме финского укрепрайона его не использовали.
Разведку сделали главным козлом отпущения в Финской войне. Сделали те, кто нес прямую ответственность за неудачи и огромные потери на ее первом этапе — сам Сталин, нарком обороны Климент Воро­ши­лов, и командующий Ленин­градским военным округом Кирилл Мерецков (именно ЛВО планировал и готовил эту войну, а Мерецков лично командовал 7‑й армией, неудачно штурмовавшей линию Маннер­гейма). Он в своих мемуарах в 1960 году договорился до того, что «некоторые сотрудники нашей разведки… считали даже эту линию не чем иным, как пропагандой. Как выяснилось впоследствии на практике, это был грубый просчет».

Кто вредитель?
На самом деле все было не так. На совещании комсостава в 1940 году выступавшие жестко критиковали просчеты самого Мерецкова, а сам он тогда за разведку даже заступался. И проговорился о «Черном альбоме».

 — Агентуру нельзя всегда обвинять, — сказал Мерецков. — У нас, например, был альбом УР (укрепрайона. — Ред.) противника, по нему мы и ориентировались.
 — Где он лежал? — спросили из зала.
 — У меня на рабочем столе, с левой стороны, — пояснил Мерецков.
 — В архиве, — добавил Сталин.

«Черный альбом» был назван так за свою черную обложку. Вот что о его содержимом писал сам его составитель Юлий Гродис, руководитель разведки Ленин­градского округа: «Укрепления линии Маннергейма изучались годами всеми средствами разведки, в т. ч. и стратегической — разведупра. Каждая точка (ДОТ) проверялась по несколько раз, прежде чем установить ее координаты, нанести на карту и включить в альбом конструкции…»

Сведения разведчики собирали в том числе под видом немецких военных. В этой работе Гродис участвовал лично. (А еще раньше выполнял спецзадания во время гражданской войны в Испании, за что был награжден орденом Красной Звезды.)

По воспоминаниям сотрудника оперативного отдела Штаба ЛВО Василия Новобранца, в «Черном альбоме» «содержались все исчерпывающие данные по финским укреплениям на Карельском перешейке („линия Маннергейма“). В альбоме были фотоснимки и характеристики каждого ДОТа: толщина стенок, наката, вооружение и т. д.».

Но в сентябре 1937‑го НКВД арестовал Юлия Гродиса, а затем и многих его подчиненных, а собранные ими сведения были объявлены вредительскими и свалены в подвале штаба округа.

«Бедный Гродис!»
Гродис был обвинен в создании подрывной организации латышей. Сначала на допросах он во всем признавался, так как в соседнем кабинете мучили его беременную жену и угрожали расправиться с 14‑летней дочерью. Но в конце 1938‑го отказался от всех показаний.

15 августа 1939 года его приговорили к расстрелу. 17 октября смертную казнь заменили 15 годами лагерей. А после отбытия срока оставили на «вечную ссылку» под Воркутой. Все это время Гро­дис боролся за свое честное имя. Писал и о «Черном альбоме». Например, в письме председателю комитета партийного контроля при ЦК КПСС Швернику: «Во второй половине войны с белофиннами, когда был найден экземпляр альбома линии Маннергейма, им стали пользоваться…»

Выходит, альбом все-таки нашли, и он сыграл ключевую роль на втором этапе войны!
 Фрагменты «Черного альбома»: узел Muolaa. Красными линиями отмечены сектора обстрелов
Фрагменты «Черного альбома»: узел Muolaa. Красными линиями отмечены сектора обстрелов
Об этом потом вспоминал другой латыш, советский военачальник Ян Вейкин: «При прорыве линии Маннергейма ощущалась острая недостача в разведывательных данных о финских укреплениях. И по распоряжению маршала Тимошенко (его поставили командовать вторым прорывом линии. — Ред.) были вскрыты ящики, сваленные в подвальном помещении штаба округа, в которых были сложены документы разведывательного отдела… Были обнаружены не только фотографии и описания финских укреплений, но и опи­сание подходов к ним для сухопутных войск и авиации. После того как эти данные были доложены маршалу Тимошенко, последний сказал: „Бедный Гродис!..“»

Эта версия подтверждается репликой Сталина на слова Мерецкова о том, что альбом якобы лежал у него на столе (см. выше). «В архиве», — уточнил вождь (а вовсе не на столе). Но опровергается выступлением на том же совещании начальника Главного разведуправления Генштаба Ивана Проскурова. Он заявил, что разведка не только имела необходимые данные для подавления сил противника на «линии Маннер­гейма», но еще до начала войны доложила их Генштабу.

 — К 1 октября 1939 года было установлено наличие в укрепленных районах до 210 железобетонных и артиллерийских точек… — сказал Проскуров. — Эти точки нанесены на схемы, был альбом, который, как говорил сам тов. Мерецков, все время лежал у него на столе.
Мерецков попытался обесценить эту, по сути, обличавшую его и Генштаб информацию репликой о том, что ни одна из точек в альбоме не соответствовала реальности.
 — Ничего подобного, — возразил Проскуров. — Донесения командиров частей и разведки (полученные уже в ходе войны. — Ред.) показывали, что большинство этих точек находятся там, где указаны на схеме.
 — Это ложь… — не унимался Мерецков.
 — Ничего подобного, — настаивал Проскуров. По его словам, сведения об укреплениях были нанесены на карту и заблаговременно разосланы в войсковые соединения. Там не хватало лишь информации о модернизации финнами линии Маннергейма в 1939 году…

Проскуров также сообщил, что комсостав часто игнорировал секретные документы, даже их не читал. Через пару месяцев после этого выступления его сняли с должности, а через год расстреляли.
Планировка дота Инк-4
Планировка дота Инк-4

Свобода и награда
Так когда же «Черный альбом» появился в войсках? И какую пользу принес при штурме линии Маннергейма? Ответ на первый вопрос неясен, а на второй был дан в 1955 году, когда Юлий Гродис добился пересмотра своего дела. Проверка установила, что он был осужден незаконно, а «разведматериалы Гродиса по „линии Маннер­гейма“ сыграли большую роль по разгрому противника в финской войне». В 1956 году, сразу после выхода на свободу, он почему-то был награжден Орденом Ленина!
Разведказусы

На совещании комсостава в 1940 году всплыли еще два обидных разведвопроса. Оказывается, финский автомат «Суоми» был известен и даже испытывался в СССР с 1936 года. А материалы о тактике финских войск, полученные задолго до Зимней войны, несколько лет пролежали в архиве и были опубликованы лишь через две недели после ее окончания!

На вопрос Сталина, почему так случилось, Проскуров ответил, что в архиве — целый подвал с колоссальным количеством литературы, разобрать которую не хватает людей. Уж не один ли это из тех подвалов, куда свозили «вредительские» документы после репрессий в разведке, где лежал и «Черный альбом» Гродиса? О репрессиях Проскуров не произнес ни слова, но признался, что людей в его ведомстве недостаточно и они малоопытные.
Автор Владлен ЧЕРТИНОВ

Материал из выпуска №61 журнала «Ваш тайный советник», тема номера — «Зимняя война»

Как русские с финнами, веками жившие бок о бок, в том числе в составе одного государства, дошли до взаимной ненависти и кровопролитной войны? Была ли так уж неприступна «Линия Маннергейма»? Почему Красная армия заболела «финнобоязнью» и как смогла от нее вылечиться?

Подписывайтесь на нас!