Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close

«Давай закурим, товарищ, по одной!»

История знаменитой военной песни
Клавдии Шульженко
После одного из фронтовых концертов эстрадного оркестра Клавдии Шульженко и Владимира Коралли к певице подошел незнакомый ей полковник и предложил коробку любимых папирос Сталина «Герцеговина Флор». И услышал в ответ: «А я не курю». Полковник удивился: «Не курите? А как проникновенно поете „Давай, закурим!“»

«Давай закурим, товарищ, по одной!»

История знаменитой военной песни
После одного из фронтовых концертов эстрадного оркестра Клавдии Шульженко и Владимира Коралли к певице подошел незнакомый ей полковник и предложил коробку любимых папирос Сталина «Герцеговина Флор». И услышал в ответ: «А я не курю». Полковник удивился: «Не курите? А как проникновенно поете „Давай, закурим!“»
Клавдия Шульженко

Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать…

Автор стихотворения «Давай, закурим!» Илья Френкель родился в 1903 году в местечке Меджибож Подольской губернии Российской империи. Детские годы провёл в городе Кургане Тобольской губернии, куда были сосланы его родители.
Илья Френкель
Илья Френкель
Уже в 16 лет стал членом РКП (б). Служил в столичном ЧОНе, был пулеметчиком, затем политработником на Брянском вокзале Москвы. Работал корреспондентом в газетах. В 1931 году написал русский текст для «Гимна Коминтерна» («Заводы, вставайте! Шеренги смыкайте…»). Первый сборник стихов Ильи Френкеля («Песня и стих») вышел в 1935 году и был замечен лучшими поэтами той поры (Асеевым, Прокофьевым, Пастернаком). В том же году Френкеля приняли в члены Союза писателей СССР и вскоре он перешёл на работу в Правление Союза.

Френкель — участник Финской войны. А с июня 1941 года был военным корреспондентом. Награждён орденами Красной Звезды и Красного Знамени.

В лихую военную годину Илья Френкель поэзии не бросал. А свое, пожалуй самое известное военное стихотворение — «Давай, закурим», написал еще осенью 1941-го. Тогда на Южном фронте очень рано выпал снег, а после неожиданно потеплело, дороги раскисли, превратились в грязь. Воспользовавшись, в том числе, и погодными условиями, 28 ноября советские войска под командованием маршала Тимошенко в ходе Ростовской наступательной операции отбили у гитлеровцев Ростов-на-Дону. Это стало первой значительной победой Красной Армии в начальный период войны.

Теплый ветер дует, развезло дороги,
И на Южном фронте оттепель опять.
Тает снег в Ростове, тает в Таганроге,
Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать…

Вместе с «одесситом Мишкой»

Вскоре стихотворение Френкеля попалось на глаза технику-интенданту политуправления Южного фронта, композитору Модесту Табачникову:

«…я был зачислен на все виды довольствия, мне была отведена комната, в которой стояло пианино, и эта комната стала на несколько месяцев моим рабочим местом. Для начала товарищи из фронтовой газеты „Во славу Родины“ дали мне два еще неопубликованных стихотворения. Первое было написано батальонным комиссаром, сотрудником редакции поэтом Ильей Френкелем, называлось оно „Давай закурим“; второе — „Одессит Мишка“ — оставил артист московской эстрадной бригады, которая обслуживала фронт, Владимир Дыховичный. Я так жаждал работы, что уже на следующее утро сыграл обе эти песни».
(Ист. М. Табачников — «Музыка — тоже оружие», 1970)

Табачников отнес песню «Давай закурим» в отдел пропаганды Южного фронта, бригадному комиссару Рюмину. Вот только тому песня категорически не понравилась: «Что это я буду вспоминать про то, что ты дал мне закурить? Вот если бы снарядами поделился или автоматный диск с патронами передал, тогда другое дело». И все-таки в канун 1942 года премьера песни в исполнении ансамбля Южного фронта состоялась. Ее текст напечатала фронтовая газета, а затем и «Комсомольская правда».
Модест Табачников
Модест Табачников
Весной 1942 года Табачников ненадолго прилетел в Москву с концертной бригадой театра Южного фронта — артистов пригласили выступить с концертом в столичном Доме актера. В один из московских вечеров композитор посетил квартиру известного актера-мхатовца Михаил Яншина, где, среди прочих гостей, встретил Клавдию Шульженко. В какой-то момент Табачников сыграл для собравшихся несколько своих песен, включая «Давай, закурим». Клавдия Ивановна попросила: «И эту перепишите мне». Так песня попала в репертуар ее эстрадного оркестра. Впервые в исполнении Шульженко она прозвучала 12 июля, в ленинградском Доме Красной армии. К слову, это был «юбилейный», уже 500-й концерт оркестра Шульженко за год с небольшим войны. Позднее, когда наши войска одержали новые победы, певица самовольно решила видоизменить несколько куплетов.

Нас опять Одесса встретит как хозяев,
Звезды Черноморья будут нам сиять.
Славную Каховку, город Николаев,
Эти дни когда—нибудь мы будем вспоминать…

Огромная сила негромких стихов

За годы войны майор Френкель сочинил немало стихотворений. Константин Симонов, не последний человек в советской литературе, говорил о них: «Бывает так — стихи как будто негромкие, а сила в них неподдельная, настоящая, не поддающаяся износу». Илья Френкель ушел из жизни 2 марта 1994 года в Москве. Похоронен на Ваганьковском кладбище.

Однажды смерть за мной придёт —
Нагнётся над страдальцем.
А может, издали проткнёт
Своим чугунным пальцем.
Я не взмолюсь, не возропщу —
Ведь это не поможет,
Я просто
Смерти возмещу
За каждый день,
Что прожит.
Я уплачу за всё, что взял
(А взял я очень много!)
За всё, что можно,
Что нельзя,
За всё пусть взыщет строго…


Илья Френкель

Подготовил Игорь Шушарин

Подписывайтесь на нас!