Top.Mail.Ru
Как писатели становятся негодяями. Ушел из жизни Владимир Бушин, писатель-фронтовик, безжалостный разоблачитель кумиров. «Ваш тайный советник» публикует его интервью, которое он дал нашему корреспонденту 7 лет назад. Раньше не получилось…
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close

От голода
спасал… холод

Дорогу жизни смогли проложить только благодаря аномально суровой зиме

Ирина Муравьева

Заведующая научно-выставочным отделом Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда
Около 800 тысяч ленинградцев погибли во время блокады. Это крупнейшая гуманитарная катастрофа в истории человечества. Гитлер как будто решил устроить эксперимент — проверить советского человека на живучесть. Жители огромного европейского мегаполиса подверглись пытке голодом. Заведующая научно-выставочным отделом Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда Ирина Муравьева рассказала, как питерцы умирали и выживали.

Что хранилось на Бадаевских складах

— Ирина Александровна, как обстояли дела с запасами продовольствия в Ленинграде накануне блокады?
— По указанию городских властей еще летом 1941 года был проведен учет продовольственных товаров и различных видов пищевого сырья на всех складах и предприятиях города. И уже в августе из Смольного в Государственный комитет обороны стали поступать тревожные телеграммы о том, что продукты заканчиваются. Так получилось, что ГКО направил в Ленинград уполномоченного по вопросам продовольственного снабжения Дмитрия Павлова именно 8 сентября — в день начала блокады. Тогда немцы разбомбили Бадаевские склады. Приехавший Павлов стал изучать обстановку и выяснил, что в городе при уже ощущавшейся нехватке продуктов работают рестораны и коммерческие магазины, в которых можно было отовариваться без карточек. Их сразу закрыли и начали сокращать нормы выдачи продовольствия. Но ленинградцы связали эти логичные меры именно с пожаром на Бадаевских складах и потом стали говорить, что там сгорело продовольствие, которого хватило бы на 3 года.
— А на самом деле?
— Поскольку это был первый крупный пожар, завели уголовное дело. Оно и сейчас находится в архиве ГУВД. Из него следует, что это был большой участок, заполненный деревянными одноэтажными складами, которые арендовали многие предприятия города. Например, одна фабрика там держала пустые банки стеклянные, другая — кровати и диваны, бумагу, третья — апельсиновые корки… Но муки и зерна на несколько лет вперед, о чем многие говорили, не было. Есть полный перечень сгоревшего. Мука и зерно в основном хранились на мельницах. Единственное, чего много было на Бадаевских складах, — это растительного масла и сахара. Вообще Петербург-Ленинград за время своего существования всегда питался с колес. Абсолютно все продовольствие привозилось. А тут после установления блокады подвоз прекратился. Продовольствие кончается, привезти неоткуда. А в Ленинграде почти 3 миллиона человек. Из них 400 тысяч дети. Плюс армия, которая защищает город. И к декабрю выдавать по карточкам уже стало нечего. Этот кошмар врезался в память ленинградцев. Количество умирающих начало превышать все доступные разуму числа.
Дети в блокадном Ленинграде
В начале войны в Ленинграде жило 400 тысяч детей. Далеко не всех смогли эвакуировать
— На декабрь пришлось самое большое количество смертей?
— Нет, умирали и дальше, вплоть до весны. Хотя уже с 25 декабря нормы хлеба начали прибавлять. Но этого все равно было недостаточно. Те, кто уже заболел дистрофией, потихонечку угасали. И даже когда в январе пошла массовая эвакуация ленинградцев по льду, вывозили уже полуживых людей. Они умирали по дороге от Финляндского вокзала до берега Ладоги. И сейчас вдоль нее установлены плиты с фамилиями умерших, которых выносили
из поездов.
Ежемесячная смертность в Ленинграде
(человек)

Незадолго до войны................. 3000

1942 год
Январь................. 130 000
Февраль.............. 130 000
Март................... 100 000
Май....................... 50 000
Июль..................... 25 000
Сентябрь............ 7000

Самые голодные

— Что собой представлял блокадный хлеб?
— Нам такой хлеб сегодня даже не приснится. Технологи-пищевики ломали голову, чего бы в него добавить, чтобы и припек был, и самого хлеба получалось побольше. Все жмыхи со всех предприятий, которые раньше никому не приходило в голову сунуть в рот, шли на переработку. Ученый Василий Шарков, профессор Лесотехнической академии, предложил в качестве добавки при выпечке хлеба использовать целлюлозу и создал промышленную установку по производству белковых дрожжей из опилок. Работали несколько хлебозаводов — поэтому вид и вкус того хлеба людям вспоминается разный. Но все говорят, что он был достаточно влажный, совершенно непонятного цвета, иногда в нем попадались опилки…

Нормы выдачи хлеба
во время блокады Ленинграда

— Как люди спасались? Где искали еду?
— Кто где. Начитавшись за 25 лет блокадных дневников, я поняла, что есть можно все. Но одно дело, если человек в своей квартире живет — у него худо-бедно что-то осталось — машинное масло в швейной машинке, какая-то олифа, обои (ведь раньше клей обойный из муки делался, в блокаду обои отдирали, клей соскабливали)… И другое дело, если люди пришли в Ленинград
из пригородов, которые оккупировали немцы…
Вот кто начали первыми умирать! Их (для них создавали общежития) селили в старые дома с высоченными потолками — комнаты не натопить, и вообще никакой еды кроме хлеба по карточкам, да и тот в декабре 1941 года почти не выдавали. Читаю дневник одного мальчика из Колпино. Он пишет: пришли в столовую (их к каким-то столовым прикрепляли), дали тарелку воды и три крупинки. Когда голод наступил, ленинградцы ходили на пепелище Бада­евских складов — набирали землю, потому что она была пропитана и сахаром, и маслом. А когда есть нечего, и землю будешь есть…

Дорога из ада

— Дорогу жизни быстро получилось проложить?
— Вообще по Ладоге еще со времен Петра I ничего не возили. Характер у озера очень тяжелый. А тут жизнь заставила. Водные перевозки пытались наладить с 12 сентября. Но на Ладоге не осталось нормальных судов. Плюс бешеный нрав озера, сильные ветры, обстрелы немцев — суда тонули. Зерно, которое они везли, пытались как-то достать из воды с помощью помп и водолазов. А когда Ладога замерзла, с прокладкой Дороги жизни тоже ведь был кошмар. Это место на озере — в районе Ваганова, Кокорева, Осиновца — самое узкое, сжатое. Вода то поднимается, то опускается, и, соответственно, лед то горой встает, то идет под воду… Стали советоваться с местными жителями. Те сказали, что невозможно здесь дорогу проложить. Много групп попробовали в ноябре там пройти. Возвращались. Потому что лед тоненький. Помогла аномально холодная зима. Больше не было таких зим в истории нашего города! Температура до минус 38 градусов мороза доходила! И лед встал. Уже 22 ноября по нему пустили машины. И еще не зная, как Дорога жизни будет работать, руководители города Андрей Жданов и Алексей Кузнецов рискнули — 25 декабря 1941 года прибавили норму хлеба гражданскому населению, отобрав часть его у военных.

После того, как начала работать Дорога жизни, в город стали поступать продукты. Кроме обязательных поставок, по всей стране были созданы фонды, которые собирали помощь Ленинграду. И хоть по радио и в газетах не упоминали, что здесь люди умирали на улицах, но когда на «Большую землю» пошли эшелоны с эвакуированными, доведенными до истощения ленинградцами, никому объяснять и не надо было, что здесь творится. Несли все что можно — кто меда, кто орехов, кто сала… Людей из города постепенно вывозили, а продукты шли и шли… И паек увеличивался. Помимо хлеба, уже и 200 граммов каши стали давать, и котлетку, и тарелку супа. А в феврале 1943 года ленинградские нормы выдачи продовольствия сравнялись с общесоюзными. К моменту снятия блокады в Ле­нин­граде осталось 560 тысяч человек. Эвакуировали почти миллион че­ловек. Но и, конечно, умерло много. К сожалению, точно жертв блокады нельзя подсчитать. В са­мую страшную зиму учет был плохо налажен. Но ученые называют цифру около 800 тысяч умерших.
В основном от голода и холода.

Город-огород

— Весной в Ленинграде начали массово разбивать огороды. Это была стихийная народная самодеятельность?
— Конечно, нет. Чтобы ужас первой блокадной зимы не повторился, было принято постановление о развитии садоводства и огородничества, о выделении предприятиям и гражданам участков. Привозили семена. Все газончики были обработаны. И даже выковыривали из мостовой булыжники и на месте камней выращивали что могли. В Ботаническом саду развернули научную базу, создали большое количество рассады. Обучали ленинградцев, как получать ее даже из картофельных очисток. Когда огороды посадили, весь народ направили на заготовку дров — чтобы от холода больше никто не умирал… Ну, а когда полезла трава, тут же начали есть всю зелень без разбора. Пошли отравления. Ботанический сад снова подключился — стали выпускать брошюры специальные — о съедобных и несъедобных травах. Летом детей вывозили в совхозы. Они там, с одной стороны, помогали — что-то сажали, пропалывали, с другой — были на воздухе, а когда все начало расти, и сами могли что-то поесть — щавеля или морковку дернуть, — кто их остановит — пусть едят. Только бы живы были!
Наполеон
Весной 1942 года 276 тысяч индивидуальных огородников вскопали и засеяли овощами площадь в 1784 гектара. Под огороды были использованы все свободные клочки земли в парках, скверах, садах, дворах, на откосах рек и пустырях. Ленинградцам раздали 19 463 кг овощных семян и 42 980 тысяч штук рассады. С индивидуальных огородов было собрано
26 тысяч тонн овощей.

Верх совершенства

— Как город прожил вторую блокадную зиму?
— Если первая блокадная зима была холодная, то вторая выдалась теплая. Никак не могли наладить движение транспорта по льду.
20 тысяч человек обслуживали Дорогу жизни. Кого только не было! И грузчики, и охрана. Намораживали лед, ликвидировали промоины, ремонтировали машины… Потом решили проложить по Ладожскому озеру железную дорогу, забив сваи в дно, на них положив рельсы и шпалы. Чтобы поезд шел, можно сказать, по воде аки по суху. Представляете, какой это труд? Пытались даже троллейбус пустить — проложили линию электропередач на деревянных опорах, вмороженных в лед. Железную дорогу сделали с двух сторон по 10 километров. И в это время прорвали блокаду. Фашистов от берега Ладоги отбросили километров на 12−15. Тут же все сваи и рельсы из озера выдернули и проложили железную дорогу уже по берегу, прямо по снегу. А через Неву сделали мост. 18 января прорвали блокаду, а 4 февраля уже пошел пробный поезд. Всего через 16 дней! Вот как работали! Это удивительно. Каждый шаг, каждое дело — подвиг! Время блокады — это верх совершенства ленинградского человека.
К моменту снятия блокады в
Ле­нин­граде осталось 560 тысяч человек

Беседовала Галина Леонтьева

Подписывайтесь на нас!