Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close

Путин мог погибнуть в Чечне

Это могло случиться в первые пять минут его пребывания на посту президента

Фото: kremlin.ru

Владимир Путин едва не попал в авиакатастрофу за 5 минут до нового 2000 года, то есть в тот самый момент, когда Ельцин в новогоднем обращении объявлял его своим преемником. Об этом рассказал Николай Калинин, который во время Чеченской войны был руководителем боевой подготовки авиации на территории республики.

Поздно вечером 31 декабря 1999 года Николай Калинин был ведущим в группе вертолетов, доставлявших Владимира Путина из Дагестана в Чечню. Если бы Калинин в тот вечер слепо следовал приказам начальства и не проявил настойчивости, граничившей с неподчинением, президентство Путин длилось бы не много лет, а лишь несколько минут.

Фрагмент интервью с Николаем Калининым

Вертолетчик Николай Калинин
Николай Калинин
Николай Иванович, какой свой полет вы считаете самым важным?

 — Новогодняя ночь 2000 года. Помните, тогда Ельцин выступил по телевидению и власть Путину передал. Но мало кто знает, что в ту самую ночь Путин, новый президент, подверг себя большому риску и даже мог погибнуть. Накануне мы собирали с разных точек в Чечне военнослужащих — отличников боевой подготовки — и доставляли в Гудермес, где должно было состояться их чествование. Задачу выполнили. Но после сложного боевого дня в ночь поступил приказ вылететь в аэропорт Махачкалы. А там какой-то товарищ в штатском на капоте ГАЗ-24 при свете фонарика поставил новую задачу — перелет с высокопоставленными лицами, прибывающими из Москвы, в Гудермес. Двумя вертолетами Ми-8, Ми-26 и Ми-24 мы должны были выполнить полет и сесть на площадку, которую ни один из наших экипажей никогда не видел. Я бывал в Гудермесе в первую чеченскую кампанию и знал, какие там площадки. Одна в поле, но вокруг — линии электропередач, а другая вообще очень сложная на горушке — там только пара вертолетов может сесть. Но прошло 5 лет. А тут ночь еще. Я начал ругаться с этим генералом, потому что задача была невыполнимая. А командующий группировкой Макаров меня в бок толкает. И вот полетели. Взлет без проблем. Я ведущий — на Ми-8 с сопровождающими (артисты, священнослужители и другие). За мной — ведомый с Путиным на борту, а дальше охрана и корреспонденты на Ми-26. При самом хорошем раскладе мы должны были сесть в Гудермесе за пять минут до Нового года. Облака в начале были на высоте 350−400 метров, но потом стали интенсивно понижаться до 150 метров, а затем до 100. Когда мы начали цеплять нижний край облачности, визуальный полет стал невозможен. Я — ведущий, за всю группу отвечаю, поэтому командую: «Возвращаемся. Лететь нельзя». Но из вертолета ведомого приказывают: «Нет, летим дальше». И так три раза. Но я все-таки смог настоять. И, в конце концов, они согласились со мной. Мы ушли на высоту и полетели обратно. А за облаками красота и спокойствие. Пролетели над Чечней и, когда вернулись обратно, увидели незабываемое зрелище — новогодний салют над Махачкалой. Ракеты, трассеры — чего только не стреляло там! Я такое только на учениях наблюдал. Мы услышали, как открывается шампанское в грузовой кабине. Нам передали бокалы. Но мы, естественно, отказались. Прилетели. И только на земле я узнал, что мы везли нового президента. К чести Путина, он пересел на машину и все равно поехал в Гудермес по ночному Дагестану, по разбитым дорогам.
Записал Владлен Чертинов

Подписывайтесь на нас!