Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close

Сербский отец русской разведки

Савва Рагузинский помог Петру I выиграть Полтавскую битву

Сербский отец русской разведки

Савва Рагузинский помог Петру I выиграть Полтавскую битву
Савва Рагузинский памятник в Шлиссельбурге
Памятник Савве Рагузинскому в Шлиссельбурге
Cподвижник Петра I Савва Рагузинский — один из редчайших примеров того, как иностранец, бескорыстно и добросовестно служивший России, был незаслуженно забыт историками. Об этом дипломате чаще всего упоминали в связи с тем, что он привез Екатерине «голую» собачонку, а ее царственному супругу — купленного на базаре в Царьграде чернокожего невольника Ибрагима (прадедушку Пушкина). И как-то забывали, что серба можно считать одним из создателей внешней разведки России!

Покупка «арапчонка» и «белой дьяволицы»

Абрам (Ибрагим) Петрович Ганнибал
Ибрагим Петрович Ганнибал
Что касается собачек, то это действительно было. Когда в 1716 году Савва Рагузинский отправился по торговым делам в Европу, Екатерина просила купить ей «двух мохнатых и двух голых собачек». Потом по просьбе императрицы Савва слал ей в Петербург образцы модных европейских новинок — шляпки и платки. Заказы Петра разительно отличались от прихотей его супруги. Он просил Рагузинского прислать микроскоп, чертежи фонтанов, «древесину крепких пород для токарного дела», станки «для той же надобности».

Еще раньше, в 1705 году, Рагузинский привез царю, любившему всякие редкости и курьезы, державшему и прежде «арапов», купленного в Царьграде маленького абиссинца Ибрагима. В Петербурге Ибрагима крестили в православную веру, причем крестными его стали царь Петр и польская королева. С тех пор Ганнибал «неотлучно» находился подле императора, спал в его комнате.

Однако настоящим подвигом Рагузинского стала покупка так называемой «белой дьяволицы». В 1717 году, когда Петр был во Франции, его потрясла парижская коллекция античной скульптуры. Античные статуи всегда были гордостью европейских монархов, а у Петра не было ни одной, даже самой посредственной! Это превратилось для царя в настоящее наваждение, и он отдал соответствующий приказ послам в Риме. К несчастью, папа Климент VII и его первый министр кардинал Оттобони пресекали любые попытки вывоза сокровищ. Но вот однажды одному из русских дипломатов сказочно повезло — он набрел на неграмотного крестьянина, только что выкопавшего на своем участке земли прекрасно сохранившуюся античную статую Афродиты. Торг состоялся, и великолепное произведение искусства было куплено за бесценок — всего за 196 талеров. Cлух о покупке дошел до кардинала Оттобони, который приказал немедленно арестовать статую. Тогда-то в Рим из Петербурга выехал дипломат, специалист по особым поручениям царя Савва Рагузинский. Он нашел выход, сделав папе римскому предложение, от которого было трудно отказаться.

Во время войны со шведами, при взятии города Ревеля, к русским попали мощи католической святой Бригитты Шведской. И Савва Рагузинский предложил папе хитрый обмен — мощи святой Бригитты на «языческую чучелу». Дипломат постарался, чтобы об его предложении немедленно узнали в Италии. Папа оказался в безвыходном положении: разве мог он отказаться от мощей почитаемой католической святой ради голой языческой богини? Верующие его бы не поняли! И папа капитулировал. В итоге Венера-Афродита отправилась в Россию и вскоре заняла свое место в Летнем саду (теперь она стоит в Эрмитаже и именуется Венерой Таврической). Правда, «девка-Фенус» (или «белая дьяволица»), как статую окрестили в Петербурге, долгое время вызывала негодование народа (на нее плевали и топали ногами, даже пришлось поставить караул), но главное, Петр I был счастлив — его мечта сбылась.
Венера Таврическая
Венера Таврическая

Первая русская разведывательная сеть

Савва Рагузинский был подростком, когда турки напали на родовое имение и разорили его. Семья бежала в Рагузу (Дубровник). Трагедия оставила глубокий след в душе юного Саввы, и он на всю жизнь затаил ненависть к угнетателям своего народа. Повзрослев, отправился в Царьград (нынешний Стамбул), где занялся коммерцией и стал рагузским консулом при дворе султана, получил прозвище Рагузинский. А однажды иерусалимский патриарх Досифей, столп Русской Православной церкви на Ближнем Востоке, рекомендовал молодого серба на русскую дипломатическую службу.

Вскоре в столицу Османской империи прибыл новый посол — Петр Толстой. И Савва стал его правой рукой. На основе добытых им сведений Толстой написал в 1703 году пространное «Описание турецкое о кораблях», содержавшее исчерпывающую информацию об османском флоте.

В те годы нашей стране, только что вышедшей на берега Черного и Балтийского морей, была крайне необходима внешняя разведка. Знаток внутренней и внешней турецкой политики, изучивший дворцовые тайны и характеры османских правителей, Рагузинский организовал в Высокой Порте, Венеции и Франции разветвленную торговую сеть, а по сути — первую русскую разведывательную сеть за рубежом!

За все это, если верить отчетам Толстого, серб не получил из российской казны ни гроша. Дело в том, что Рагузинский рассматривал Россию в качестве мощного союзника в борьбе балканских народов против османского ига, а потому работал на «старшего брата» как настоящий патриот — бесплатно.

Буряты защитили от китайцев

Российские дипломаты вскоре поняли, что серб готов рисковать жизнью ради интересов России. Именно Рагузинский привел в отвоеванный у турок Азов первый торговый корабль, что было в то время делом необыкновенно опасным.

В дальнейшем Рагузинский, обласканный Петром I, успевал поставлять в Россию сукно и вывозить из страны хлеб (другим купцам экспорт хлеба был воспрещен), консультировал посланников, которые собирались в Европу, и предоставлял адреса своих друзей для новых резидентов. В 1709 году Савва участвовал в подготовке Полтавского сражения, сообщая Петру разведданные от своих агентов.

По инициативе Рагузинского в России началась чеканка медной монеты, и он стал официальным поставщиком меди для Монетного двора. Ему же поручили снабжать российскую армию продовольствием и вооружением. И делал он это отлично! Савва был единственным поставщиком, которому царь абсолютно доверял.

Рагузинскому принадлежал также проект реформы в области налоговой политики, кстати, не потерявший актуальности по сей день. (Суть предложений серба заключалась в том, чтобы подати платили богатые, а не бедные налогоплательщики.) В награду за услуги, оказанные Петру, Рагузинский получил чин надворного советника и земли на Украине, отобранные у гетмана Мазепы…

А вершиной политической карьеры Саввы Лукича Рагузинского (и, кстати, его последним подвигом во славу России) стали труднейшие переговоры в Китае. 12 октября 1725 года посольство во главе с сербом выехало из Петербурга. Ровно через год под звуки фанфар и в сопровождении восьмитысячного почетного караула оно въехало в Пекин. А уже через десять дней шесть сотен китайских воинов под командой трех генералов окружили и изолировали обоз. Посланников поили соленой водой, в их адрес сыпались угрозы, их пытались подкупить… Китайцы давали понять, что имеют к России территориальные претензии. Обе стороны понимали: российская армия так далеко от границ Китая, что для «решения» территориального спора китайцам хватит упомянутого караула.

Но гордый Рагузинский отвечал такими словами: «Я скорее сгнию в тюрьме, нежели нарушу правила! Я не изменник, чтобы земли России без указу отдавать и продавать!»

В 1728 году изнурительные переговоры были закончены. Рагузинскому удалось отклонить притязания китайской стороны на территории, населенные российскими подданными. Полагая, что для поддержания мира с Китаем нужно опереться на коренное население — бурят, он настоял на том, чтобы местная русская администрация не притесняла их. Он также успел сформировать из бурят 20 казачьих полков, которые остались охранять границу.

Когда Рагузинский вернулся из трехлетнего вояжа в Китай, его произвели в тайные советники и тут же… забыли. Во времена Анны Иоанновны и Бирона такие люди были уже не в чести. Вскоре могучего серба подкосили последовавшие одна за другой трагедии: смерть молодой жены и троих детей. В июне 1738 года он скончался…
Два великих серба
Савва Рагузинский покоится в Александро-Невской лавре рядом со своим соотечественником, генерал-губернатором Санкт-Петербурга графом Милорадовичем, убитым во время восстания декабристов.
Автор Дмитрий Орехов
Автор Дмитрий Орехов
Из архивов «Вашего тайного советника»

Подписывайтесь на нас!