Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close

Шпионский «Гоминтерн»

Как геи помогали спецслужбам

Шпионский «Гоминтерн»

Как геи помогали спецслужбам
геи шпионы
Самыми удачливыми агентами спецслужб — вопреки общепринятому мнению — были отнюдь не роковые женщины вроде знаменитой Мата Хари, а скрытные гомосексуалисты. Ведь во многих странах такие связи (по крайней мере, до первой половины ХХ века) считались неприличными. «Голубым» постоянно приходилось носить маски, конспирироваться и лгать. С таким набором качеств они становились идеальными кандидатами в шпионы.

Голубые «князья»

Пожалуй, самым известным шпионом-гомосексуалистом был полковник Альфред Редль, куратор «русский линии» в разведслужбе Австро-Венгрии. В канун Первой мировой войны он стал главным источником информации для русского генштаба. Еще в 1902 году полковник Батюшин, резидент нашей военной разведки в Варшаве, получил агентурную информацию, что Редль — неразборчивый в своих связях гомосексуалист (об этом, кстати, не знали ни его друзья, ни начальство). С помощью шантажа и подкупа Редля удалось завербовать.
шпион полковник Альфред Редль
Альфред Редль
Деньги русской разведки позволили полковнику вести образ жизни беспечного повесы и мота. Он приглашал к себе на «мальчишники» высокопоставленных офицеров, которые выбалтывали ему важные секреты. На шпионские «гонорары» Редль приобретал для своих любовников даже автомобили (в частности, для молодого офицера из уланского полка, которому он дополнительно приплачивал 600 крон в месяц). Эта двойная жизнь продолжалась почти десять лет, вплоть до 1913 года, когда Редль был разоблачен и покончил жизнь выстрелом из револьвера.

Но шпионы-гомосексуалисты трудились и на противоборствующую сторону. Например, князь Михаил Андронников, исключенный из Пажеского корпуса за «неестественные половые привычки». В квартире этого великосветского извращенца собиралась вся гомосексуальная элита Петербурга. Слава о «кружке» Андронникова была столь мерзостной, что юнкерам военных училищ было категорически запрещено — специальным приказом! — посещать его квартиру.
князь гей Михаил Андронников
Михаил Андронников
Когда началась война, князь стал заводить знакомства с офицерами в ресторанах «Астория» и «Европейский». Сняв номер в отеле «Бельвю», он прятал там добытые на фронте и в тылу военные документы, а также составлял по запросам из Германии справки о судьбе кайзеровских офицеров, попавших в русский плен.

Летом 1915-го в номер Андронникова нагрянули контрразведчики и обнаружили много интересного. Например, отчет «О состоянии армейских резервов и вооружения» за подписью генерала Епанчина. Зачем и для кого он составлялся? Этого на допросе не смогли объяснить ни Андронников, ни Епанчин. Наказание было «суровым»: потерявшего бдительность генерала уволили «без права ношения мундира», а «голубого» князя выслали в Рязань.

Товарищи по постели из «кембриджской пятерки»

Чекисты, которые пришли на смену царским жандармам, не отказались
от использования в своей работе гомосексуалистов — лишь бы те придерживались «правильных» взглядов. Гордостью Лубянки до сих пор считается «кембриджская пятерка» — пятеро англичан, завербованных в 1930-х годах. Все они учились в элитном Кембриджском университете, увлекались марксизмом и… друг другом. Например, сын флотского офицера блестящий интеллектуал Гай Берджесс совратил своего студенческого приятеля Энтони Бланта. Блант до беспамятства влюбился в остроумного Гая, а тот, в свою очередь, постарался сделать своего любовника убежденным коммунистом. Считается, что Берджесс завербовал в постели и Дональда Маклина, третьего члена «великолепной пятерки».

В конце 1935 года Берджесс вместе с молодым парламентарием Джоном Макнамарой (тоже геем) совершили несколько поездок в нацистскую Германию «с целью сбора информации». На самом же деле эти визиты по большей части состояли из отчаянных проделок с белокурыми гомосексуалистами из гитлерюгенда. Берджесс наладил контакты и с французскими представителями «Гоминтерна». Так что недостатка в информации у советской разведки не было.
Дональд Маклин
Гай Берджесс
Энтони Блант

Морально разложившийся нарком

Николай Ежов НКВД
Николай Ежов
Если разведки всех стран настойчиво вербовали гомосексуалистов как потенциально ценных агентов, то контрразведки именно по этой причине их активно репрессировали. Гонения на «голубых» в СССР и в фашистской Германии начались практически одновременно. Сталин всерьез опасался, что гомосексуалисты «разрушат армию и флот», а нацисты обвиняли их в снижении рождаемости. Дошло до того, что один из двенадцати отделов гестапо был целиком запрофилирован на выявление гомосексуалистов, которых отправляли в концлагерь.

Но чекисты все равно были на шаг впереди своих немецких коллег. Еще в декабре 1933-го Генрих Ягода докладывал Сталину: «Ликвидируя за последнее время объединение педерастов в Москве и Ленинграде, ОГПУ установило существование салонов и притонов, где устраивались оргии… Педерасты занимались вербовкой и развращением совершенно здоровой молодежи, красноармейцев, краснофлотцев и отдельных вузовцев… Закона, по которому можно было бы преследовать педерастов в уголовном порядке, у нас нет…»

Такой закон приняли, и гомосексуалистов стали судить во внесудебном порядке как политических преступников. Весной 1934 года чекисты обнаружили гомосексуалистов в наркомате иностранных дел — например, заведующего протокольной частью Флоринского, который якобы еще с 1918 года являлся «платным немецким шпионом».

Дошло до того, что в педерастии обвинили шефа НКВД Николая Ежова. Его обвинили по статье 154-а («мужеложство, совершенное с применением насилия или с использованием зависимого положения потерпевшего»). Попав в руки лубянских следователей, бывший нарком быстро признал свое «морально-бытовое разложение».

Кому навредила сексуальная революция

Если в послевоенный период у КГБ существовало много агентов, сотрудничающих из идейных побуждений, то в 1960 — 1970-е для вербовки все чаще стал использоваться «компромат». Вместо «розовых» романтиков КГБ стал делать ставку на «голубых» циников.

Яркий пример — англичанин Джереми Вольфенден. Сотрудник военно-морской разведки, он в 1962 году был отправлен в Москву под «крышу» корреспондента «Дейли телеграф». Каким-то образом КГБ удалось узнать то, о чем даже не подозревали шефы Вольфендена, — подающий надежды молодой человек был приверженцем однополой любви. В тот момент, когда он находился в постели с русским парикмахером, работавшим в Министерстве внешней торговли, из стенного шкафа (дело было в гостинице «Украина») выскочил человек с фотоаппаратом и запечатлел сладкую парочку. Чтобы избежать скандала, несчастному гею пришлось согласиться на сотрудничество с КГБ…

Но в 1960-х на Западе грянула сексуальная революция. Отношение к гомосексуализму стало более либеральным, и то, что раньше использовалось для шантажа, перестало срабатывать… На Западе, но не в СССР, где по-прежнему действовала ст. 121 Уголовного кодекса, карающая за «половое сношение мужчины с мужчиной» заключением на срок от 3 до 8 лет.

«Крот» в управлении «П»

По иронии судьбы, самое тяжелое поражение КГБ нанес именно «крот"-гомосексуалист. Речь идет о Леониде Кутергине, сотруднике внешней разведки и — пикантная подробность! — парторге управления «П».

В июле 1984 года Кутергин выехал в командировку на Запад и… пропал. Через некоторое время он объявился в ФРГ. Позже выяснилось, что Кутергина завербовали еще в 1974 году, когда он был на стажировке в одном из университетов Австрии. Там его соседом по комнате оказался араб, агент западногерманской разведки БНД. Однажды Кутергин попал к нему в жаркие восточные объятия и после просмотра видеопленки с записью стал агентом по кличке Виктор.

Вся беда для КГБ состояла в том, что много лет Кутергин был аналитиком отдела, который работал с самыми засекреченными источниками в западном бомонде. Через его руки проходила вся информация к председателю КГБ и в Кремль. Поэтому с его помощью немцам не составило труда вычислить всех ценных источников: кого-то из них убрали из власти или из жизни, кого-то, очевидно, поставили под контроль. Таким образом, шеф КГБ Андропов и генсек Брежнев получали дезу, подбрасываемую им зарубежными спецслужбами. Это был даже не провал, это была настоящая катастрофа…

Последствия постарались скрыть, как могли. Отдел «П» расформировали, его начальника разжаловали, а всю информацию об измене Кутергина закрыли так, что о ней не знали даже многие высокопоставленные сотрудники КГБ.

Сейчас отношение к гомосексуалистам стало заметно либеральней. Но трудно представить, что открытых геев будут брать на службу в ФСБ. Ведь как сказал один старый чекист: «Невозможно доверять тем, к кому боишься повернуться задом».
Автор Дмитрий КУВАКИН
Из архива «Вашего тайного советника»
Автор Дмитрий КУВАКИН
Из архива «Вашего тайного советника»

Подписывайтесь на нас!