Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close

«Слава богу, я убит»

Как воевали штрафные батальоны
Штрафные роты и батальоны — разновидность «русской рулетки». Через них в годы войны прошло около 430 тысяч человек. Примерно половина штрафников были убиты или ранены. Это в 3−6 раз больше потерь, которые несли остальные подразделения.

«Родина» штрафбатов — Ленинградский фронт

Появлению штрафбатов советская армия обязана поражению под Харьковом в мае 1942 года. Масштабное наступление обернулось катастрофой. 270 тысяч убитых и раненных, 240 тысяч пенных. Деморализованные части покатились назад. На их плечах немцы вышли на подступы к Сталинграду и захватили Ростов-на-Дону, открыв себе путь на Кавказ. Это был критический момент, который мог привести Советский Союз к поражению в войне. Именно тогда, 28 июля и вышел знаменитый приказ Сталина № 227 («Ни шагу назад!»), которым были введены штрафбаты и заградотряды. Солдаты и сержанты, без приказа оставившие позиции или совершившие преступления, направлялись в штрафные роты, а офицеры — в штрафные батальоны. Интересно, что первую такую роту (должно быть, «экспериментальную») сформировали за три дня до сталинского приказа на Ленинградском фронте — в 42-й армии.

Со временем значение таких подразделений только возрастало. Они становились штурмовыми отрядами, которые применялись на самых опасных участках фронта. Их разрешалось использовать только в наступлениях.

Война зэков

Позднее в штрафные роты стали набирать и зэков с «гражданки» — за исключением тех, кто сидел по политическим и тяжким уголовным статьям. Осужденным менее чем на 5 лет, чтобы искупить вину перед Родиной, достаточно было отвоевать в штрафниках всего месяц. Осужденным на 5−8 лет — 2 месяца, получившим «десятку» — 3 месяца. Это был максимальный срок службы в штрафных ротах, по истечении которого бойцов отправляли в обычные подразделения. Многим хотелось разменять несколько лет за решеткой на несколько месяцев войны (после Победы это аукнется лагерной «сучьей войной» — жестокими столкновениями «красных» и «черных» уголовников. Тех, кто защищал Родину с теми, кто остался верен воровскому закону, запрещавшему служить властям).
После войны «красные» зэки-фронтовики схлестнулись с «черными» — блюстителями воровского закона.
Кадры из фильма «Холодное лето 53-го…»
Если же штрафник получал ранение, даже самое пустяковое, то «освобождался» из штрафбата досрочно — кровь за Родину считалась пролитой в буквальном смысле слова. Так что многие штрафники сознательно «искали пули». Вот как передал Герой Советского Союза известный разведчик Владимир Карпов, воевавший в штрафной роте, последние слова смертельно раненного сослуживца:

«-Это даже к лучшему. Если бы вы знали, как я устал! Я очень боялся, что умру без пули. Без крови. Не сниму с себя обвинения. И вот, слава богу, я убит. Очень прошу сообщить домой в Ленинград… Теперь жене, дочери… легче жить будет…»
Герой Советского Союза известный разведчик Владимир Карпов
Герой Советского Союза, разведчик Владимир Карпов
Начиная с 1943 года, через штрафные подразделения в обязательном порядке должны были пройти солдаты и офицеры, побывавшие в плену. Их отправляли туда на два месяца.

Штрафников редко награждали за подвиги. Служба в штрафбате уже сама по себе считалась наградой — счастливой возможностью искупить вину и начать с чистого листа новую жизнь. Лишь один человек получил звезду Героя, за подвиг, совершенный во время службы в штрафбате. Да и то посмертно. Это ленинградец, лейтенант Владимир Ермак. Он случайно во время чистки оружия застрелил красноармейца. 9 июля трибунал приговорил его к 5 годам и соответственно к месяцу службы в штрафбате. Но эта служба продлилась лишь 10 дней. Перед наступлением на Мгу в районе Невской Дубровки разведчикам никак не удавалось взять «языка», чтобы прояснить силы противника. Тогда в разведку боем бросили штрафбат. Помимо захвата пленных бойцы должны были уничтожить три ДЗОТа. Владимир Ермак не смог подорвать гранатой дверь огневой точки и тогда закрыл амбразуру своим телом. За время войны такой же подвиг совершили еще несколько штрафников, но в отличие от Ермака Героями Советского Союза они не стали. С них всего лишь сняли судимости.

Яркие воспоминания о том, как воевали бойцы-штрафники, оставил азербайджанский академик Зия Буниятов. Он начал войну командиром стрелкового взвода 22 июня 1941 года в Бендерах, а закончил в 1945-м в Берлине командиром штрафной роты. Буниятов побывал во многих переделках. Отступая из Бендер, вынес на себе полковое знамя. Героически воевал на Кавказе. В штрафную роту Буниятов попал за то, что… выстрелил в командира. Тот отправил разведгруппу, в составе которой был Буниятов, в тыл к немцам, а в этот момент началось советское наступление. Когда потом стали выяснять, кто отдал бессмысленный приказ, командир заявил, что никуда разведчиков не посылал. Зия со злости выстрелил ему в плечо и за это оказался в штрафбате. А потом ему предложили командовать штрафной ротой.

Никто не хотел умирать

Зия Буниятов
Зия Буниятов
«Когда мы форсировали Днепр, в воде глушеной рыбы было меньше, чем человеческих тел», — вспоминал потом Зия Буниятов. Его адьютантом в 123-й штрафной роте 5-й ударной армии 1-го Белорусского фронта был уголовник из Красноярска Василий Ламзин, мотавший срок за грабежи эшелонов, следовавших на Дальний Восток.

«Когда мы выходили из боя, всех погибших реабилитировали общим списком. Оставшихся в живых забирали линейные части. Штрафники котировались в конце войны, когда в стране уже шла тотальная мобилизация. Это был боевой костяк. Помню, за Одером ко мне пришел командир соседней части попросил дать ему пятерых зэков, чтобы гвардейцев в атаку поднять. В конце войны никто не хотел умирать»

12 января 1945 года Георгий Жуков вызвал к себе в ставку всех командиров штрафных батальонов и рот — 25 человек. И каждому поставил конкретную задачу. Сказал, что это разработка генштаба и личное задание верховного главнокомандующего. После этого был устроен банкет.

14 января штрафная рота Буниятова должна была выйти в тыл к немцам и захватить 80-метровый мост через реку Пилица. Немцы заминировали мост, но взорвать его собирались лишь после того, как по нему пройдут их отступавшие части. Буниятов должен был разрушение моста предотвратить. Миновав три линии обороны, в рукопашном бою штрафники захватили переправу. Родственники Буниятова потом рассказывали, что он сцепился со здоровенным немцем, с которым не мог ничего поделать. В сватке Зия откусил противнику ухо, тот разжал руки, и Буниятов смог немца зарезать.

Когда подошли отступающие фашисты и обнаружили, что мост захвачен, завязался ожесточенный бой. Штрафники подбили три танка. Не сумев пробиться, немцы вызвали авиацию. После авианалета бой возобновился. Доходило до рукопашной. В общей сложности бойцы Буниятова держались 2,5 часа — до тех пор, пока к переправе не порвались советские танки. Из 670 штрафников в живых осталось лишь 46. Благодаря им, 8 тысяч немцев попали в окружение, а наши войска, форсировав реку, устремились к Берлину… Это был один из решающих моментов Висло-Одерской операции. За тот бой Зия Буниятов был награжден звездой Героя. В апреле к ней добавился Орден Боевого Красного знамени за штурм Зееловских высот. Состав его штрафной роты сменился семь раз. Свою последнюю роту Зия Буниятов получил на окраине Берлина и во время штурма города дошел с ней до Силезского вокзала. Он участвовал в спасении мирных жителей с одной из станций метро после того, как по приказу Гитлера туда пустили воду.

«Сколько ребят подорвалось. Господи! Сколько в Шпрее утонуло — человек восемьдесят. Только семеро уцелело», — вспоминал Буниятов. После Победы он стал помощником коменданта одного из районов Берлина. А когда спустя много лет снова приехал в город, не смог спуститься в ту самую станцию метро, потерял сознание. Потом объяснил, что услышал крики людей, как тогда в 1945-м…

Штрафник по жизни

Зия Буниятов
Зия Буниятов
После войны Зия Буниятов закончил институт востоковедения в Москве и стал выдающимся ученым, вице-президентом Академии наук Азербайджана. Но так и остался по жизни штрафником. Отличался редкой для мира науки резкостью и прямотой. В 1953 году не позволил исключить из комсомола будущего писателя Юлиана Семенова, чей родственник проходил по «делу врачей». В 1978-м публично протестовал против вручения Леониду Брежневу третьей звезды Героя Советского Союза, поскольку это обесценивает награду. А во время карабахского конфликта Буниятов предлагал создавать штрафные батальоны из заключенных, но правительство Азербайджана на этот шаг не пошло. Свою смерть Зия Буниятов тоже встретил как солдат — в 1997 году был убит в подъезде собственного дома членами группировки «Хезболлах». Теперь его имя носит один из центральных проспектов Баку.
Надгробный памятник штрафнику Зия Буниятову
Надгробный памятник штрафнику Буниятову
Автор Владлен Чертинов

Подписывайтесь на нас!