Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close

«Трианон» на связь не вышел

Сюжет шпионского сериала «ТАСС уполномочен заявить…» намеренно исказили в угоду КГБ

«Трианон» на связь не вышел

Сюжет шпионского сериала «ТАСС уполномочен заявить…» намеренно исказили в угоду КГБ
Борис Клюев в роли Трианона
Кадр из фильма «ТАСС уполномочен заявить…»
Осенью 1984 года режиссер Владимир Фокин завершил на киностудии имени Горького съемки многосерийного телефильма «ТАСС уполномочен заявить…».
В основу сценария лег одноименный роман Юлиана Семенова, основанный на реальном оперативном деле КГБ по разоблачению американского агента «Тригона» (в фильме — «Трианон»).

Личное задание Андропова

Юрий Андропов
Юлиан Семенов
Сотрудник советской разведки Вячеслав Кеворков рассказывал, что председатель КГБ Юрий Андропов прекрасно понимал большую роль интеллигенции (и особенно писателей) в жизни советского общества. Он стремился приблизить к себе Юлиана Семенова, по книге которого был снят любимый народом фильм «Семнадцать мгновений весны». Именно поэтому шеф Лубянки распорядился ознакомить автора со свежим делом о шпионаже. Главный «герой» этой истории, работавший на американскую разведку, покончил с собой прямо на глазах у чекистов, которые пришли его арестовывать.

«Андропов, — вспоминал Кеворков, — передал через меня просьбу писателю максимально придерживаться при написании книги реальных событий. Не скрою, я был очень удивлен, когда через две с небольшим недели Семенов, распахнув дверь моего кабинета, вошел и положил на стол готовую рукопись. Не успел я прочесть заголовок, как он уже набирал номер телефона Андропова, и когда тот снял трубку, громким голосом доложил, что полученное задание выполнил. Написанный за восемнадцать дней роман назывался «ТАСС уполномочен заявить…».

 — За сколько дней? — переспросил Андропов.

Автор гордо повторил названную цифру. Андропов сделал паузу.

 — Надеюсь, так быстро справились не за счет качества?..

Андропов, конечно, имел в виду литературные достоинства романа. Достоверность его интересовала меньше. Ведь председатель КГБ прекрасно знал, что на самом деле успех чекистов был, скорее, их поражением.

Неразрешимая проблема

Александр Огородник реальный прототип Трианона
Александр Огородник
Фамилия настоящего «Трианона» была Огородник. Воспитанник нахимовского училища, курсант Военно-морского училища имени Фрунзе, он мечтал о флотской службе. Как и положено сыну военного моряка. Но на последнем курсе у него вдруг резко село зрение. Пришлось подать рапорт на отчисление. Год поработал в типографии, а потом отправился в столицу штурмовать МГИМО (Московский государственный институт международных отношений. — Ред.). После окончания учебы получил распределение в Комитет молодежных организаций ЦК ВЛКСМ. Проработав там два года, выехал в длительную зарубежную командировку.

Судя по книге, Огородник был завербован американцами, когда работал в советском посольстве в вымышленной африканской стране Нагонии. На самом деле все произошло в 1974 году в Колумбии. Родину он начал продавать за смешную сумму в 800 долларов. Ему поручили продать посольскую машину. Он продал, но оставил себе так называемую «дипломатическую скидку». Эта история всплыла, бухгалтерия потребовала внести деньги, которые Огородник уже потратил. В поисках этих восьми сотен он набрел сначала на колумбийскую военную разведку, а те уже сдали его ЦРУ.

По другой версии, Огородник, который отличался любвеобильностью (в студенческие годы его даже прозвали «сексозавром»), встречался в Колумбии с симпатичной барышней Пилар Суарес. Вскоре его подруга забеременела. Их телефонные «разборки» подслушали сотрудники местной контрразведки. Пилар поставили перед дилеммой: либо она соглашается сотрудничать с контрразведкой, либо ее любовник будет выслан из страны, а она станет матерью-одиночкой. Деваться барышне было некуда. И она устроила контрразведчикам встречу с Огородником.
Пилар Суарес
Пилар Суарес в фильме «ТАСС уполномочен заявить…»
Но молодой советский дипломат оказался не лыком шит. Разумеется, он сразу понял, что «попал» по-крупному, но твердо решил не размениваться на игры с местной контрразведкой. Он заявил, что будет иметь дело только с ЦРУ. Американцам были предложены следующие условия: они должны оплатить все расходы Пилар по пребыванию в роддоме, поселить ее с новорожденным бэби в Мадриде и выдать сверх того определенную сумму наличными.

Все условия Огородника были приняты. Так на свет появился агент ЦРУ под псевдонимом «Тригон».

Шпионская бухгалтерия

В феврале 1974 года Огородник был отозван в Москву и зачислен в штат Управления общих международных проблем Министерства иностранных дел СССР. В это элитное подразделение МИДа стекалась информация изо всех советских посольств. Таким образом, ЦРУ с помощью «Тригона» получило возможность видеть мир именно таким, каким его видели кремлевские бонзы. Спецкурьеры первым делом доставляли его донесения лично президенту США Ричарду Никсону и его помощнику по национальной безопасности Генри Киссинджеру.
Ричард Никсон
Генри Киссинджер
Ударный труд «Тригона» щедро оплачивался. Ежемесячно на его счет переводили по 10 тысяч долларов. При обыске на квартире Огородника чекисты нашли пленку с американской бухгалтерской ведомостью, которая свидетельствовала, что на его банковском счету находится 319 928 долларов. Еще тысячу рублей ему передавали каждый месяц через тайник.

Юлиан Семенов в своем романе приводит вымышленный текст письма ЦРУ к «Трианону», где якобы сообщается, что его «гонорар составляет 32 772 доллара 12 центов». То есть «лубянский соловей» сознательно занизил заработок шпиона почти в шесть раз. Видимо, КГБ не желал будить в советских людях даже тени мысли, что за предательство Родины, оказывается, можно получить почти треть миллиона долларов. А некруглые суммы — с центами на конце — вероятно, были призваны символизировать отвратительную мелочность ЦРУ.

Кто дал выскользнуть «Тригону»?

Борис Клюев в роли Трианона
Кадр из фильма «ТАСС уполномочен заявить…»
Точка в деятельности «Тригона» была поставлена летом 1977 года. Его арест на московской квартире на Краснопресненской набережной вызвались провести сразу несколько генералов КГБ — всем хотелось отличиться. Но произошел конфуз: практически на глазах лубянских зубров «Тригон» покончил жизнь самоубийством. На случай ареста он предусмотрительно хранил авторучку Parker, куда была вмонтирована ампула с быстродействующим ядом семейства кураре. (Сразу после гибели Огородника в КГБ был издан приказ, который предписывал всякого задерживаемого по подозрению в шпионаже раздевать догола, тщательно обыскивать, а потом переодевать. Как правило, в казенные спортивные костюмы.)

Правда, некоторые профессионалы из КГБ до сих пор утверждают, что самоубийство «Тригона» произошло отнюдь не по причине головотяпства «паркетных» генералов. Агенту, считают они, попросту дали возможность тихо уйти в мир иной. Огородник располагал компроматом на представителей верхушки советского истеблишмента. Со многими из них он общался не только в служебной обстановке, но и был вхож в дом. Например, как будущего зятя его принимали в семье секретаря ЦК КПСС Константина Русакова.
Русаков Константин Викторович
Константин Русаков
Самоубийство Огородника избавило высокопоставленного партийного деятеля от нежелательного потенциального родственника, а руководство Лубянки — от неизбежного скандала. По крайней мере, начальник Второго главка КГБ Виталий Бояров, вызванный «на ковер» к Андропову, не услышал упреков. А через несколько дней один из подчиненных Боярова имел разговор с личным секретарем главы МИД Макаровым. Тот произнес примерно такую фразу: «Твой шеф просто молодец — не подставил нашего министра, а взял на себя и одним махом устранил проблему».

В общем, была смерть Огородника «заказом» или нет, но она избавила министра иностранных дел СССР Громыко и секретаря Ц К Русакова от многих неприятных деталей, которые могли бы всплыть на суде.

Семёнов остался без премии

В телесериале «ТАСС уполномочен заявить …» были заняты самые популярные советские актеры — Вячеслав Тихонов, Юрий Соломин, Вахтанг Кикабидзе. Но несмотря на этот звездный состав и лихо закрученный сюжет, фильм явно не дотянул до успеха «Семнадцати мгновений весны». Тем не менее сериал был выдвинут на соискание Государственной премии (учреждена в 1967 году, составляла 5 тысяч рублей. — Ред.).

Но затянув вопрос почти на два года, Комитет по премиям наконец заявил: «Фильм пользуется огромной популярностью, но в нем идет игра в поддавки нашей разведке, чего после XXVII съезда партии и многих речей Михаила Сергеевича Горбачева делать нельзя». В общем, «перестройка и новое мышление» лишили Юлиана Семенова госпремии. Причем он не смог ее получить уже в третий раз. До этого он терпел неудачи с повестью «Семнадцать мгновений весны» и романом о Дзержинском «Горение».
Автор Дмитрий Кувакин
Автор Дмитрий Кувакин
Из архива «Вашего тайного советика»

Подписывайтесь на нас!