Top.Mail.Ru
Как писатели становятся негодяями. Ушел из жизни Владимир Бушин, писатель-фронтовик, безжалостный разоблачитель кумиров. «Ваш тайный советник» публикует его интервью, которое он дал нашему корреспонденту 7 лет назад. Раньше не получилось…
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close
3

Война и немцы

Как жилось в оккупации
Продолжаем публиковать воспоминания Лидии Григорьевой, которая во время войны с мамой и братом оказалась в немецкой оккупации в Павловске, что под Ленинградом. Откуда их в 1944 году принудительно вывезли в Европу.

Через Эстонию во Францию

«Вечером 19 января нас привезли в Эстонию, в город Таллин и поместили в старинную тюрьму «Батарейку». В нашей камере было около 30 женщин. Охрана — эстонцы, молчаливые, грубые. Здесь никаких допросов не было. В середине января нас перевели в огромную камеру, где уже находилось несколько десятков женщин. За 2−3 дня количество заключенных пополнилось до 150−170 человек. Было очень душно, мучил голод. Вскоре начались авианалёты наших бомбардировщиков. Однажды бомбы попали в один из корпусов тюрьмы. В нашей камере задрожали стены, посыпались стекла, запахло гарью. Было страшно, так как из этой клетки мы при любых обстоятельствах вырваться не могли. Конвоиры-эстонцы стали злые и говорили, что если нас не вывезут, то расстреляют. Авианалеты на Таллин продолжались, но бомбы падали вдалеке от нашей тюрьмы.
Освобождение Таллина
Освобождение Таллина
В начале марта нас погнали пешком на вокзал и поместили в товарные вагоны. Вскоре поезд тронулся. Этот очень тяжелый путь продолжался около двух недель. Вагоны открывали редко. Пищу передавали в окно. Воды было мало. Нас везли через всю Германию. Иногда поезд долго стоял на запасных путях, так как населенные пункты, через которые мы проезжали, бомбили союзники.

Постепенно стало теплее, и, наконец, поезд остановился у перрона какого-то большого вокзала, стеклянная крыша которого была разбита. Нас привезли во Францию, в город Шербур. Разместили в старинных казармах наполеоновских времен — Райхенау. В первый же день сытно накормили, вымыли в бане. Работали мы на строительстве оборонных сооружений на берегу пролива Ла-Манш: строили Атлантический вал.
Здесь же в одном из корпусов оказался и мой брат. Видели мы его только 2−3 раза издалека, но записки передавали. Обстановка была спокойная: тепло, кормили прилично. Охрана состояла преимущественно из итальянцев. Они относились к заключенным мягко. Французские крестьяне ездили мимо нашей строительной площадки и в кустах рядом с дорогой оставляли нам еду. Охрана не мешала брать эти продукты. Мы все окрепли и словно немного отдохнули от пережитых ужасов, но угнетало сознание, что мы так далеко от Родины.

В конце мая мы часто слышали артиллерийскую стрельбу над заливом, а над нами летали армады самолетов союзников бомбить Германию. Нас снова стали готовить к этапу: формировали группы из узников близких по возрасту. С большим трудом нам удалось уговорить начальника оставить нас с мамой в одной группе. В начале июня нас вывезли в Германию в концлагерь Файхинген-на-Энце.
Немецкий концлагерь
Немецкий концлагерь
Отсюда большинство женщин направили во вспомогательные лагеря, расположенные в ближайших населенных пунктах. Нашу группу оставили в основном лагере. Мы выполняли подсобные работы по уборке территории лагеря, лазарета, обслуживали душевые и прачечную. Голод был очень сильным, режим — жестким. За малейшую провинность били плетью или помещали в карцер. Наши силы таяли быстро, и уже через несколько месяцев мы снова стали истощенными узниками. Над нами часто летали армады самолетов союзников. Бомбили соседние города, но вблизи лагеря налетов не было. 8 апреля 1945 года нас освободили французские войска.
Узники концлагеря в​ Файхинген-на-Энце после освобождения лагеря частями французской 1-й армии​
Узники концлагеря в Файхинген-на-Энце после освобождения частями французской 1-й армии
Фото: waralbum.ru

Счастливое возвращение

Вначале нас рассортировали по принципу гражданства той или иной страны, затем были санобработка и двухнедельный карантин. Мы попали в лазарет под Гейдельбергом, в котором весь персонал был из монастыря. Монахини в огромных чепцах смотрели на нас злобно, но работали профессионально. Затем нам выдали одежду, и советских граждан отвезли в село Оденхем (район Брухзаль), где находился летний лагерь Гитлерюгенда. Администрация союзников обязала семь окрестных деревень поочередно снабжать нас продуктами питания. Все организационные вопросы в лагере решали мы сами. Организовали дежурство по кухне, медпункт, уборку лагеря. Стояло прекрасное лето, и мы были впервые беспредельно счастливы. Вскоре в Брухзаль приехала советская репатриационная миссия.
Репатриация граждан СССР на Родину
Репатриация граждан СССР на Родину
Они стали готовить людей к возвращению на Родину. Нам выдали белье, одежду, постельные принадлежности. Однако, в основном, их деятельность была направлена на разъяснение нового советского законодательства в отношении репатриантов. Меня взяли на работу в эту миссию. Сотрудники миссии ездили по окрестным населенным пунктам и встречались с советскими гражданами, объясняли им, что надо сделать для возвращения на Родину. Решение о репатриации каждый принимал лично, никакого давления на людей не оказывалось.

В августе 1945 года был укомплектован целый эшелон советских репатриантов, и мы (мама, брат и я) выехали в восточную зону Германии. Под Берлином в поселке Люкенвальде был лагерь, где советские граждане проходили проверку НКВД и медицинский контроль. Брата направили в трудовой батальон, и он 1,5 года работал на восстановлении угольных шахт в Донбассе. Мы с мамой в сентябре 1945 года вернулись в Ленинград. Радость возвращения на Родину была омрачена грустными известиями о смерти в блокадном городе отца и многих родственников. Положение у нас было очень трудное: нет жилья, нет работы, нет даже элементарных вещей. Жизнь пришлось начинать с нуля.

Мне посчастливилось восстановиться студенткой в институте, мама стала работать бухгалтером. Комнату снимали. Вернулся брат и поступил учиться в среднее техническое учебное заведение. Жили очень скудно, порой голодно, но учебу продолжали. Как-то постепенно все улаживалось. В 1950 году я закончила институт, получив диплом с отличием. 8 лет работала инженером на заводе в Петродворце. В 1958 году закончила аспирантуру при Академии наук. В 1960 году защитила диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук. В 1980 году — диссертацию на соискание ученой степени доктора химических наук и получила звание профессора."
Подготовила Наталья БАГРОВА

Предыдущие части:

Подписывайтесь на нас!