Top.Mail.Ru
Тайны пищевой промышленности Ленинграда. Чем отличались продукты советского времени от сегодняшних.
Как ленинградцы питались в «годы застоя» и почему петербуржцы смогли выжить в «лихие 90-е». Читайте новый лонгрид нашего автора!
Close
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close

Жил-был Петербург

Часть 22

Жил-был Петербург

Часть 22
жил-был Петербург
«Ваш тайный советник» продолжает серию статей, реконструирующих жизнь Петербурга-Ленинграда и горожан, а вместе с ними и всей России в бурном ХХ веке.

Революционные картины Ивана Владмирова

Массовый исход из Петрограда

исход из Петрограда до революции
В августе 1917 года снабжение Петрограда быстро ухудшалось. Не спасали карточки, введенные на хлеб и сахар. Цены на эти продукты удвоились. Опасение вызывала и очередная волна беженцев, которая, подобно саранче, грозила уничтожить скудные запасы продовольствия. Это заставило Временное правительство разработать законопроект о «разгрузке столицы».

С 10 сентября 1917 года въезд в Петроград был закрыт для лиц, «не имеющих в нем постоянной оседлости, а также служебных или деловых надобностей». Постоянно проживающим выписывались специальные свидетельства. Возвращающимся из отпусков петроградцам приходилось доказывать право на въезд в город посредством телеграмм от родственников.

Наступали немцы. После взятия вражескими войсками Риги страх настолько овладел петроградцами, что «разгрузка» стала приобретать естественный характер.

Люди уезжали. На Волгу — в Нижний, Саратов, Самару. На север — в Вологду, Вятку… Мгновенно выросли очереди у железнодорожных касс. Центральная городская железнодорожная станция на Большой Конюшенной стала барометром панического настроения петроградцев: за день здесь продавалось 5 тысяч билетов, в то время как обычно — не более 2 тысяч.

С раннего утра на Николаевский, Царскосельский и другие вокзалы тянулись вереницы дрожек и повод, доверху нагруженные корзинами и сундуками. Вокзалы перестали справляться с таким пассажиропотоком. Самоэвакуирующиеся петроградцы, боясь не попасть в переполненные вагоны, привозили свое семейство с вещами на вокзал задолго до подачи состава, иногда за сутки. Расположившись табором, они варили еду на спиртовках, кормили детей…

Временное правительство всячески поощряло «разгрузку», которая предполагала выселение людей из Петерограда — добровольное, поощрительное и принудительное. Для рабочих, изъявивших желание уехать из столицы, предусматривались всевозможные льготы — вплоть до бесплатного билета. Причем ехать советовали подальше, за Челябинск, где жизнь намного дешевле питерской. Принудительное выселение касалось беженцев и лиц, не имеющих определенных занятий.

В сентябре к эвакуации стали готовиться государственные учреждения и оборонные заводы. Архивы вывозили в приволжские города — Нижний, Саратов, Самару. Ссудная казна прекратила прием вкладов и выдачу заложенных золотых и серебряных вещей. Закрылись музеи. Ценности Эрмитажа и музея Александра III (Русского музея) эвакуировались в Москву в Кремлевский дворец. Золотой запас Госбанка в 2 миллиона рублей еще зимой был вывезен в глубь России.

Конец учебе!

Курсанты в школе прапорщиков
Курсанты в школе прапорщиков
Спокойно к происходящему, пожалуй, относились только мародеры и антиквары. Они тоже по-своему занимались «разгрузкой Петрограда». «Любители редкостей» скупали краденые вещи на сотни тысяч рублей. Многое сбывали антикварам за гроши солдаты и подростки, очевидно, участвовавшие в налетах и грабежах.

Одновременно с небывалым успехом в Петрограде в 1917 году прошла традиционная «Осенняя выставка». Было продано картин на 52 тысячи рублей.

Новый учебный год в 1917-м во многих гимназиях Петрограда так и не начался. В высших учебных заведениях и вовсе решено было не приступать к занятиям, несмотря на ходатайства, поступающие от студенчества. Гимназисты же в большинстве своем разъехались с родителями за пределы «неблагополучного по науке Петрограда». Некоторые поступили в низшие городские и даже сельские школы.

Иногда препятствием к началу занятий служила неподготовленность классных комнат, подвергшихся опустошению после всевозможных съездов и заседаний. Так, во 2-й гимназии какие-то «темные силы» перепортили «ценные экспонаты и научные пособия в гордости и украшении гимназии — географическом кабинете и даже ухитрились разорвать дорогие шторы». Там, где к занятиям приступили, было сокращено время уроков: малыши учились до 12.00, старшие — до 13.30. Про горячие завтраки пришлось забыть.

Разруха, грязь, голод и прочие прелести революции

Очередь за хлебом в дореволюционном Петрограде
Очередь за хлебом
Спустя полгода после «великого переворота» и отречения Николая петроградцы все чаще пытались представить, что же будет дальше? Столица утопала в грязи. Дворники стали редким явлением. Уличным торговцам «помогала» и милиция, которая устраивала свалки нечистот, где ей вздумается, взимая при этом по 1 рублю с воза сваленной грязи.

Улицы, включая Невский проспект, находились в запущенном состоянии. Аничков мост был усеян шелухой от семечек на два вершка.

Город часто горел. Пожарной охраны практически не было. 23 сентября 1917 года петроградцев потрясло известие о пожаре в бывшем Пановском театре на Адмиралтейской набережной. В здании театра, выгоревшего за ночь до основания, располагались военно-полевая почта, клуб экономистов и офицерский лазарет. В огне погибло 40 человек и 20 тысяч посылок, направлявшихся солдатам на фронт. Роковую роль тогда сыграли неисправность городского телефона и отсутствие в здании воды.

К страданиям полуголодных петроградцев осенью 1917 года прибавились проблемы с освещением. Сокращение подачи электричества вначале коснулось улиц, потом театров и кинематографов. Неэкономным обывателям под угрозой штрафа рекомендовали вдвое сократить потребление.

Повсеместная разруха теперь воспринималась как следствие непоправимой ошибки — революция, которая воспринималась теперь не иначе как бунт. Война была явно проиграна. Частая смена министров и перемены коалиционного состава Временного правительства не придавали уверенности в завтрашнем дне. Газеты писали: «Революция была совершена 27 февраля в поисках твердой и просвещенной власти, понимающей нужды громадного государства, втянутого в водоворот страшнейшей грандиознейшей войны. Эти поиски продолжаются и теперь…»

Новых хозяев не пришлось долго искать. Они взяли власть сами в октябре 1917 года.
Подготовила Елена Летенкова
Подготовила Елена Летенкова
Продолжение следует...

Подписывайтесь на нас!