Top.Mail.Ru
О том, как в царской России хотели выпустить деньги для неграмотных, а в советское время – деньги с Карлом Марксом и Сталиным, о художественных банкнотах, отправленных на Всемирную Парижскую выставку, о том, виды каких городов собирались разместить на современных российских купюрах, и о многом другом читайте в нашем материале «Деньги, которые так и не вышли в свет»
Close
Ваш тайный советник
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close

Каждому ребенку — по бабке

Младенцев из утробы матери выманивали на сахар
собаки космонавты
Считалось, что повитухи могут повлиять на будущую судьбу младенца.
Каждому ребенку — по бабке
Младенцев из утробы матери выманивали на сахар
Повивальные бабки существовали на Руси с незапамятных времен. Обряды, приметы, травяные отвары и гимнастика для беременных женщин применялись издревле на протяжении многих веков. Некоторые ритуалы даже нашли свое научное обоснование и стали использоваться потом профессиональными акушерами…

Посланница Богоматери
На Руси всегда рожали много, почти каждая семья была многодетной. «По ребенку в год» считалось явлением обычным. Готовясь впервые стать мамой, женщина знала: у нее будет много детей.
Ей предстоит родить еще около 10 раз. И также знала, что трое ее детей могут не дожить до года. А еще двое — не доживут до пяти. Масштабы младенческой смертности были ужасающими. Вплоть до конца XIX века из тысячи родившихся суждено было умереть половине. По показателям материнской смертности Россия также существенно проигрывала большинству европейских стран. Неудивительно, что повивальных бабок наделяли мистическими способностями. Считалось, что они могут повлиять на судьбу младенца и родительницы. Церковь называла повитух посланницами Богоматери, и доверие к ним было безграничным.
В старину самым подходящим местом для деторождения считалась баня. И дело тут было не в санитарии. Женщины во время потуг часто сквернословили, по­этому место, где ребенок появлялся на свет, признавалось «нечистым». К событию при этом готовились основательно: деревянные стены и пол бани начищали до блеска и пропаривали в определенной последовательности, чтобы роды были легкими и чистыми. Интересно, что женщины из разных слоев общества рожали по-разному: крестьянки — стоя или на корточках, дамы из высшего общества — лежа в постели.
Согласно поверью, чтобы исключить препятствия для прихода в этот мир, перед родами нужно было открыть все, что можно — двери, окна, ящики, печные заслонки. Развязывали каждый узел на одежде женщины, расплетали косы. Повитуха, опасаясь «сглаза», пробиралась в дом огородами. В качестве стимулирующих средств повивальные бабки использовали сахар, щедро посыпая им родовые пути. Считалось, что ребенок, почувствовав сладкое, скорее появится на Божий свет. Широко применялось обезболивание — вино, брага, травяные настои. Спать после родов маме не давали, так как во время сна ее малыша могли подменить черти.

Все дети — Богданы
Пуповину перевязывали материнским волосом, буквально связывая мать с малышом. Затем пуповину обрезали. Повитуха разглаживала ручки-ножки ребенка, «правила» головку. Если младенец рождался слабым, его отправляли трижды на лопате на «пропекание» в остывшую печь, которая символизировала материнскую утробу. Затем ребенка обмывали в специальной воде, в которую клали соль, куриное яйцо и серебряную монету. Воду затем выливали на наружный угол избы, где висели иконы. Старались плеснуть повыше, считая, что от этого зависит рост малыша.
Партнерские роды практиковались еще в Древней Руси. Муж поил водой жену, гладил ее волосы, при сильных болях касался коленом ее спины. Новорожден­ного заворачивали в отцовскую рубаху — «чтоб батя любил». Молодого отца угощали кашей с солью и перцем и приговаривали: «Солоно и горько рожать». В некоторых губерниях ему
также полагалось закопать плаценту и на этом месте посадить
дерево.
До момента крещения всех детей звали Богданами и Богдан­ками (то есть Богом данными). Крестили обычно на девятый день от рождения, тогда ребенок обретал свое имя. Малыша в купели окунали в прохладную воду, тем самым запуская защитные реакции организма.

«Шесть недель — полумертвая»
В начале XII века Евпраксия, внучка Владимира Мономаха, написала трактат о женской гигиене, в котором отдельную главу посвятила уходу за беременными женщинами. По ее мнению, беременная должна остерегаться усталости, а после «трудных родин должна отдыхать и мыться в бане каждые три дня». Кормящая мать освобождалась также от тяжелой работы и получала дополнительное питание.
Если было кому ухаживать за младенцем, то матери даже полагался небольшой отпуск! Вот как описывает этот процесс брошюра «Самоврачевание и скотолечение русского старожилого населения Сибири»: «Иные лежат в постели до пяти, даже до девяти дней, если есть кому „ходить по-дому“… Шесть недель родившая считается полумертвой… Вот как эти ребята достаются!»
Конечно, «отдых» выпадал не всем. Во время войн рано овдовевшие женщины были вынуждены сразу после родов отправляться «в поле», чтобы прокормить семью. Нередко они надрывались на тяжелой работе так, что были вынуждены носить особую перевязь, которая проходила между ног и завязывалась на плече. Это приспособление придерживало выпадающие внутренние органы. Бабки-повитухи, полагаясь исключительно на свой опыт и знания, сами вправляли «золотник» (так называлась матка на языке знахарок), «ставили на место» внутренние органы с помощью массажа живота. Эти манипуляции нередко приводили к смерти рожениц.

Бабичьи школы
В середине XVIII века в Москве и Петербурге открылись первые повивальные институты и «бабичьи школы». Преподавателями в основном были немки. Мужчинам запрещалось прикасаться к чужой беременной жене. До начала XIX века, если врач исследовал роженицу без повивальной бабки, то его отдавали под суд. В первые годы обучение было только теоретическим. После открытия повивальных отделений на 20 коек при московском и петербургском воспитательных домах стал преподаваться практический курс. Но поначалу «бабки» не желали идти в ученицы. К примеру, в 1757 году в Петербурге было зарегистрировано всего 11, а в Москве — 4 повивальные бабки. В результате за первые 20 лет московская «бабичья школа» подготовила всего 35 повивальных бабок, из которых пять были из «прирожденных россиян», а остальные — иностранки.
Но уже спустя сто лет в стране насчитывалось 9000 зарегистрированных повивальных бабок, из которых 6000 жили в городах, а 3000 — на селе. Все они сдавали экзамен, получали сертификат и принимали присягу. В каждом крупном городе в полиции дежурила городовая повивальная бабка, которая принимала роды в экст­ренных случаях. К началу XIX века повитухи, имевшие образование, уже владели достаточно сложными навыками, в том числе поворотом на ножку при ягодичном предлежании, наложением акушерских щипцов, ушивали промежность при ее разрыве, владели методами реанимации новорожденных, умели делать искусственное дыхание, непрямой массаж сердца, ручной массаж матки с целью отделения последа. Бабкам не разрешалось делать аборты и операции, в частности кесарево сечение, которое практиковалось уже мужчинами-хирургами в роддомах.
Роддома — для проституток

Парадокс, но вплоть до революции 1917 года рожать в роддоме было признаком бедности и незнатного происхождения, в больницу ложились — от безысходности — не имевшие собственного дома проститутки и бродяжки.
Автор Ирина ФИГУРИНА

Подписывайтесь на нас!