Top.Mail.Ru
Ваш тайный советник
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close

«Стыдно перед товарищами за такую жену»

В СССР развестись можно было только через газету
Алексей Солодовников, «В советском суде» (1955)
Развод в СССР не был личным делом. Совет­ское государство считало, что любовь должна быть одна — и на всю жизнь, и поэтому всячески препятствовало расторжению брака.

Разойтись дороже, чем жениться
В 1944 году стоимость развода, то есть госпошлины за расторжение брака, была увеличена почти в 10 раз! Плата составляла 500−2000 рублей (против прежних 100−200). Сумма для большинства населения — неподъемная, так как средняя зарплата в те годы составляла лишь 400−700 рублей.

Кроме того, разводящиеся должны были обращаться в суд (а раньше — в ЗАГС), что само по себе уже служило моральным препятствием для советского человека. Так как суд у народа ассоциировался главным образом с преступниками и тюрьмой. Обращаться туда люди боялись.

И, в‑третьих, расходящимся супругам требовалось опубликовать объявление о предстоящем разводе в газете — с точными адресами и фамилиями участников процесса. То есть вынести сор из избы и оповестить весь город о своих личных проблемах. Для многих это становилось самой неприятной частью развода.

Вероятно, на первых порах эти меры «по укреплению семьи» сработали: количество разводов в 1945 году по сравнению с 1940‑м уменьшилось в 32 раза!

Число разводов, тысяч

*Без оккупированной территории

«Склока» и «Сплетница»
В Ленинграде объявления о разводах печатала газета «Вечерний Ленинград», в столице — «Вечерняя Москва». Они публиковались на последней полосе, рядом с афишей цирка и театров. Никакой рубрики для них не было, но в народе им дали название «бракоразводная колонка».

Выглядели все объявления одинаково. Менялись только фамилии и адреса разводящихся.

«Михайлов Иван Алексан­дро­вич, прож. ул. Савушкина, 24, кв. 40, возбуждает дело о разводе с Михайловой Марией Максимов­ной, прож. там же. Дело подлежит рассмотрению в Ждановском районном народном суде» — это реальный текст одного из объявлений, опубликованных в газете «Вечерний Ленинград» за 1962 год.

Ежедневно в «вечерках» двух столиц печаталось по несколько десятков подобных бракоразводных «анонсов». Официального объяснения, зачем они вообще нужны, не было. В народе говорили: для того, чтобы супругам стало стыдно. При этом многие покупали «вечерку» специально из-за этих объявлений. Выискивали там имена своих знакомых или популярных артистов, известных в городе людей, а затем перемывали им косточки. Из-за этого ленинградскую «вечерку» прозвали «Сплетницей», а московскую — «Склокой».

«Устарелость жены»
Самое трудное при разводе в те годы — было убедить суд, что супруги больше вместе жить не могут. Дело в том, что закон не прописывал четко основания для расторжения брака. И если один из супругов (как правило, жена) не хотел разводиться, то судья (тоже, как правило, женщина) развода не давала. Его могли не дать, даже если оба супруга умоляли их развести!

Инициатор расторжения брака должен был в исковом заявлении указать причину, по которой он хочет разрушить семью. Причины придумывали кто во что горазд. Вот, например, фраза из одного искового заявления начала 1960‑х годов: «Основанием для возбуждения развода является явная устарелость и отсталость одного из супругов, т. е. моей жены от моего растущего морального облика».

Как ни странно, обвинения в «отсталости» и «некультурности» встречались довольно часто. Вот еще из искового заявления тех лет:

«Я шахматист-любитель, вращаюсь в культурном обществе. Моя жена работает поварихой. Она не только художественную литературу не читает, но даже газеты читает очень редко. Она не умеет играть на пианино, понятия не имеет о шахматах и не интересуется ими. Мне стыдно перед товарищами за такую жену. Прошу расторгнуть наш брак», — убеждал суд некто Ф.

В разводе ему отказали. Судеб­ная практика тех лет свидетельствует, что супругов разводили, если брак к моменту рассмотрения дела уже фактически распался. Доказательством тому мог служить, например, ребенок «на стороне» у одного из супругов. При этом обычная супружеская измена поводом для развода не считалась.
Многие покупали газету «Вечерний Ленинград» и выискивали в «бракоразводных колонках» знакомые фамилии
Бракоразводное объявление в газете "Вечерний Ленинград"

Любовь по-коммунистически
Личная жизнь трудящихся в СССР находилась под контролем трудового коллектива. В начале 1960‑х годов на предприятиях создавались комиссии по коммунистической морали, а в бригадах коммунистического труда — советы по коммунистической морали. В газетах регулярно печатались заметки под рубрикой «На моральные темы», в которых рассказывалось о работе этих органов.

Вот история, опубликованная в «Вечернем Ленинграде» 7 февраля 1962 года. В ней рассказывается о том, как в комиссию по коммунистической морали Металличес­кого завода имени XXII Съезда КПСС обратилась супруга инженера Г.

«Инженер Г. долгое время не хотел признавать себя отцом родного сына. Его супруга — тоже работница нашего завода — немало пролила слез, обращаясь то в одну, то в другую организацию с просьбой воздействовать на Г. С инженером Г. велся разговор о моральной стороне его поступка. На заседании комиссии Г. дали понять, что все наши законы, наша коммунистическая мораль требуют… укрепления семьи… И Г. согласился, что был не прав. Он дал слово усыновить ребенка и сейчас уже оформляет документы».

Однако, несмотря на принимаемые меры, число разводов в СССР с каждым годом увеличивалось. В декабре 1965 года процедуру расторжения брака упростили. А публикации бракоразводных объявлений отменили.
Анекдот в тему

1960 год.
В этом году я уже в третий раз выступаю в газете, — с гордостью
говорит мужчина женщине. Та смотрит на него с уважением, решив,
что он журналист:
И что же вы публикуете?
Объявления о разводах.
Советская помолвка

В Ленинграде для усиления конт­роля над моральным обликом молодежи всерьез рассматривался вопрос о введении «советской помолвки». Инициатива была официально озвучена в докладе 1‑го секретаря Ленинградского обкома КПСС Толстикова, с которым он выступил в сентябре 1965 года.
По его словам, партия одобрила «предложение общественности Ленинграда о введении обряда помолвки».
«Такой обряд позволит будущим супругам лучше узнать друг друга, испытать силу взаимной привязанности, обратить внимание общественности на зарождающуюся новую семью», — говорилось в докладе.
Предложение так и не было реализовано.
Автор Елена Роткевич

Материал из выпуска №31 журнала «Ваш тайный советник», тема номера — «Любить по-русски»

Любить по-русски. Восемь жен Ивана Грозного. «Юнона и Авось»: любил ли Резанов 15-летнюю испанку Кончиту? Брачные объявления дореволюционных газет. Горькое счастье Александра II и Екатерины Долгоруковой. Лебединая верность балерины Анны Павловой. Эротика в немом кино. Любовные треугольники поэта Вячеслава Иванова. Был ли Набоков педофилом? Почему в 20-х годах в СССР провалилась сексуальная революция?

Подписывайтесь на нас!