Top.Mail.Ru
О том, как в царской России хотели выпустить деньги для неграмотных, а в советское время – деньги с Карлом Марксом и Сталиным, о художественных банкнотах, отправленных на Всемирную Парижскую выставку, о том, виды каких городов собирались разместить на современных российских купюрах, и о многом другом читайте в нашем материале «Деньги, которые так и не вышли в свет»
Close
Ваш тайный советник
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close

Придворная медицина

Чем болели и как лечились российские цари
собаки космонавты
Психиатр Олег Виленский считал, что что Иван Грозный был тяжелым душевнобольным с явными признаками шизоэпилепсии. Перед этим заболеванием медики XVI ека были бессильны.
Придворная медицина
Чем болели и как лечились российские цари
Психиатр Олег Виленский считал, что что Иван Грозный был тяжелым душевнобольным с явными признаками шизоэпилепсии. Перед этим заболеванием медики XVI ека были бессильны.
Как и все обычные люди, русские цари время от времени болели. Но, как люди необычные, никогда не лечились в клиниках — только в домашних условиях. И всегда рядом с ними находились придворные врачи.

Опасная профессия
Еще Иван III, послушавшись жену — Софью Палеолог, выписал из Италии двух придворных докторов — Леона и Антона. Их карьера оказалась не слишком успешной. В 1490 году умер сын Ивана III — Иван Молодой. Врачей, не сумевших ему помочь, казнили.
Иван Грозный предпочитал медиков из Англии. Первым был Ральф Стендиш, приехавший в Россию в 1557 году. А в 1581‑м англичанин Джеймс Френч открыл в Москве первую царскую аптеку.
При Иване Грозном появился и Аптекарский приказ — специальное учреждение, ведавшее здоровьем царя. Причем на первых порах — исключительно царя.
В штат Аптекарского приказа входили врачи, цирюльники, костоправы, аптекари, травники, рудометы (кровопускатели). А возглавлял его аптечный боярин. Между прочим, это была важная должность, поскольку цари боялись, что их могут отравить. Достаточно сказать, что при Фёдоре Иоанновиче Аптекарский приказ возглавлял сам Борис Годунов.
Во времена Смуты все придворные лекари разбежались. Поэтому Романовым пришлось создавать Аптекарский приказ заново. Сначала врачей приглашали из Англии и Голландии, потом на первый план выдвинулись немцы.
Романовы-мужчины не отличались хорошим здоровьем. Из всех царей мужского пола только Александр II дожил до 60 лет. Так что докторам работы хватало. Причем эта работа порой была небезопасной.
В 1682 году умер 21‑летний царь Фёдор Алексеевич, страдавший цингой. Стрельцы учинили бунт, во время которого зверски убили двух придворных докторов — Гадена и Гутменша. Они, дескать, отравили молодого царя.
Их, конечно, жалко, но, честно говоря, лечили тогда плохо. Скажем, детская смертность зашкаливала даже в царской семье. Евдокия Стрешнева, вторая жена Михаила Федоровича, родила 10 детей. Из них шестеро не дожили до 16 лет. Из 13 детей Марии Милославской, первой жены Алексея Михайловича, до 16‑летия не дожили пятеро. Из восьми детей Екатерины I — шестеро.
Иван Никитин. «Пётр I на смертном ложе» (1725).
В последние годы царствования Пётр I сильно болел (предположительно, почечнокаменная болезнь, осложненная уремией). Иван Никитин. «Пётр I на смертном ложе» (1725).

Екатерина II первой привилась от оспы
При Петре I придворные врачи стали называться лейб-медиками. Их количество со временем росло. При Александре I полагалось иметь четырех лейб-медиков и четырех лейб-хирургов.
В 1842 году была создана Придворная медицинская часть, которая занималась медицинским обслуживанием и членов императорской фамилии, и придворных. Постепенно появлялись врачи узких специальностей: лейб-акушеры, лейб-педиатры, лейб-окулисты.
В то же время при каждом монархе состоял домашний врач, который постоянно наблюдал за здоровьем царя и его семейства. Такой врач-терапевт превращался практически в члена семьи. И порой становился весьма влиятельной персоной.
Дворцовый переворот, приведший к власти Елизавету Петровну, организовал ее лейб-медик Иоганн Германц Лесток. Он получил за это титул графа и сделался виднейшим сановником. Правда, Лесток враждовал с вице-канцлером Алексеем Бестужевым. Вице-канц­лер оказался более искусным интриганом: Лестока арестовали, пытали и отправили в ссылку. После этого лейб-медики предпочитали не вмешиваться в государственные дела.
Екатерина II любила говорить, что не верит в медицину. Импера­трица лукавила.
Ее муж, Пётр III, болел оспой, которая изуродовала его лицо. Екатерина II ужасно боялась, что тоже заболеет оспой. А в 1767 году в Петербурге вспыхнула эпидемия этой болезни.
Императрица решилась на смелый шаг. Она вызвала из Англии доктора Томаса Димсдейла и первой в России сделала себе прививку от оспы. Затем она привила сына и 140 придворных.
Через шесть лет от оспы умер Людовик XV. Он прививок не делал — Россия в этом плане шла впереди «просвещенной» Франции.

Медосмотр для царских фаворитов
Самым известным личным врачом Екатерины II был шотландец Джон Сэмюэль (Иван Самойлович) Роджерсон. Он — помимо прочего — занимался довольно деликатным делом: проводил медицинское обследование фаворитов, прежде чем они попадали в постель императрицы.
Сама Екатерина с молодых лет страдала болезнью вен — тромбофлебитом, а под старость располнела и мучилась гипертонией. И умерла от инсульта в 67 лет, хотя рассчитывала дожить до восьмидесяти. Этому во многом помешали привычки императрицы: страсть к крепкому кофе и любовным утехам.
А Роджерсон сохранял должность и при Павле I, и при Александре I. И только в 1816 году вернулся в Шотландию, продолжая, впрочем, состоять на русской службе и получать неплохое жалованье.
Екатерина II вспоминала, что ее сына Павла в младенчестве кутали в одеяла и держали «в чрезвычайно жаркой комнате». «Пот лил у него с лица и со всего тела». И когда он подрос, то простужался «от малейшего ветерка».
Императрица учла этот опыт, когда воспитывала внука Алек­сандра. Он с детства занимался закаливанием и обладал отменным здоровьем. Если не считать того, что был глуховат на одно ухо и плохо видел. А в 1823 году его ударила копытом лошадь. Нога так распухла, что пришлось резать сапог. А через некоторое время начались осложнения. Врачи уже думали об ампутации, но Алек­сандр выкарабкался.
Разумеется, внезапная смерть 47‑летнего императора в Таганроге породила массу слухов. Не будем в них вдаваться. Современные врачи считают, что он умер от острого инфекционного заболевания — крымской геморрагической лихорадки.

Несостоявшийся император

Старший сын Александра II — Николай Александрович — должен был наследовать престол и стать императором Николаем II. Юноша подавал большие надежды, однако в 21 год умер от менингита. В его смерти винили врача Николая Шестова, не распознавшего заболевание, однако тогдашняя медицина вряд ли могла спасти наследника престола.
Николай Александрович, сын царя Александра II. Портрет

Гомеопатия Мандта
Николай I упорно создавал себе имидж этакого «железного императора». Все были уверены, что и здоровье у него — железное. Тем более что Николай действительно предпочитал переносить болезни на ногах.
Однако здоровье у него было, в общем-то, обыкновенное. Он жаловался на головные боли, с середины 1840‑х — на подагру, а в последние годы — на боли в спине (видимо, остеохондроз).
С 1840 года лечащим врачом Николая I был Мартын Мандт — личность крайне противоречивая. Сначала он оказал медицинскую помощь жене царя — Александре Фёдоровне, а потом вошел в доверие и к Николаю I.
Мандту платили огромные деньги — 19 тысяч рублей в год. Возвели его в тайные советники (третий чин по Табели о рангах). Он стал непререкаемым медицинским авторитетом для Николая I.
Мандт исповедовал так называемую «атомистическую теорию». Говоря современным языком, лечил с помощью гомеопатии. И голодания.
Методы Мандта казались сомнительными во времена Николая I. Они кажутся сомнительными и сейчас. Но гораздо больше споров вызывает другое. Мандта обвиняли в том, что он отравил императора. Или — по крайней мере — дал ему яд по его же просьбе. Николай, мол, решил отравиться из-за поражений в Крымской войне.
Большинство нынешних ученых — и историков, и медиков — отвергают версию. И считают, что Николай I умер от отека легких, вызванного пневмонией.
Михай Зичи. «Императрица Мария Фёдоровна рядом с телом Александра III» (1895)
Лейб-хирург Александра III, Николай Вельяминов считал главной причиной смерти императора не нефрит, а гипертрофию сердца. Вскрытие показало, что изменения в почках были незначительны. Михай Зичи. «Императрица Мария Фёдоровна рядом с телом Александра III» (1895).

«Бабье дело»
Александр II всю жизнь страдал от астмы. Для него даже построили в Зимнем дворце специальную «кислородную комнату». Удиви­тельно, что при этом император много курил. В том числе кальяны. Считал, что они улучшают пищеварение, а с этим были проблемы у всех Романовых, начиная с Петра III.
Но умер Александр II все-таки не от астмы, а от бомбы народовольца Гриневицкого. Есть мнение, что императора можно было спасти. После взрыва его повезли в Зимний дворец, где он и умер от потери крови. Однако на противоположной от места взрыва стороне Екатерининского канала находился прекрасно оборудованный госпиталь. Там царю-освободителю можно было оперативно остановить кровотечение и провести ампутацию ног. Но свита императора растерялась, и летальный исход стал неизбежен.
Александр III докторов не жаловал. Как вспоминал лейб-медик Николай Вельяминов, государь «не любил лечиться, не особенно верил в могущество врачебной науки и считал медицину „бабьим делом“».
Итог оказался плачевным: в 49 лет царь умер от болезни почек — нефрита. Кстати, до сих пор бытует мнение, что болезнь Александра III была вызвана алкоголизмом. Эту сплетню распустили революционеры в начале XX века. На самом деле царь пил очень умеренно.
Николай II никогда не жаловался на здоровье. Лишь раз, в 1900 году, у него была серьезная болезнь — брюшной тиф.
Последний российский император гораздо больше переживал о здоровье жены, которая мучилась головными болями и болями в ногах. А главной семейной проблемой стала, конечно, болезнь наследника — гемофилия. Ее нельзя было вылечить методами традиционной медицины, поэтому прибегли к услугам медицины нетрадиционной, а точнее — Распутина. Чем это закончилось — хорошо известно.
Верность до гроба

Боткины были, можно сказать, придворной медицинской династией. Сергей Боткин служил лейб-медиком при Александре II и Александре III. Его сын Евгений отличился во время Русско-японской войны, оказывая медицинскую помощь на передовой. Когда умер домашний врач царской семьи Густав Гирш, императрица Александра Фёдоровна пригласила на его место Евгения Боткина.
Он искренне привязался к семье последнего императора и не раздумывая последовал за ней в ссылку — в Тобольск и в Екатеринбург. Там он пытался облегчить участь августейших арестантов, забрасывая охрану просьбами и жалобами. Большевики предлагали ему уехать и открыть клинику в Москве. Он отказался, прекрасно зная, что его ждет. «В сущности, я уже умер», — писал Боткин за несколько дней до гибели.
Он был расстрелян вместе с царской семьей в подвале Ипатьевского дома.
Евгений Боткин (1865–1918)
Автор Глеб СТАШКОВ

Подписывайтесь на нас!