Top.Mail.Ru
Ваш тайный советник
Жил-был Петербург

Жил-был Петербург 1900-1907

Изображение: Eugene thiebault. «henri robin and a specter» (1863).

«Ваш тайный советник» продолжает серию статей, реконструирующих жизнь Петербурга-Ленинграда и горожан, а вместе с ними и всей России в бурном ХХ веке.


Мода на чертовщину


На заре ХХ века Россия переживала мощное увлечение оккультными науками. Чрезвычайной популярностью пользовались журналы «Ребус», «Вопросы теософии». Слово «полтергейст» еще не было в ходу, но само явление горячо обсуждалось. Петербуржцы много говорили о заколдованном доме на Университетской набережной, рядом с Академией художеств. Этот трехэтажный, выкрашенный в темно-желтый цвет, особняк не имел подъезда. Со стороны Академического переулка он был закрыт черным глухим забором. Более 25 лет в доме никто не жил, кроме дворника. Известный архитектор Юлий Бруни утверждал, что по ночам там летают шашки паркетного пола, воют приведения, и вообще происходит нечто загадочное.

Спиритический сеанс в Петербурге начала XX века
В начале XX века вызов духов на дом был популярным времяпрепровождением.

Много неприятностей доставили петербуржцам и таинственные звонки на квартиру прозектора Мариинской больницы, расположенную в Эртелевом переулке. То был звон, о котором звонил весь Петербург. 

Процветал спиритизм. Время усиленных звонков на квартиру несчастного прозектора совпало с приездом в столицу известного психиатра профессора Ивана Сикорского (отца будущего авиаконструктора Игоря Сикорского). Тот высказал любопытное мнение: «Вся разница между сектантами и спиритами в том, что сектанты — люди больные, а спириты — здоровые, приводящие себя в ненормальное состояние и не умеющие объяснить этого состояния. Я вполне допускаю, что между спиритами могут быть люди самого высокого ума, вроде Бутлерова».

Иван Сикорский
Иван Сикорский. Фото: Agence Rol - Bibliothèque nationale de France, Общественное достояние, wikimedia.org

И действительно, спиритизмом тогда увлекались даже серьезные ученые — химик Александр Бутлеров и зоолог Николай Вагнер. Они устраивали спиритические сеансы. По инициативе Вагнера было создано Русское общество экспериментальной психологии, которое попыталось научно доказать существование духов. В феврале 1900 года оно, впрочем, прекратило свое существование (во многом из-за нехватки в России медиумов, а приглашение их из заграницы обходилось недешево). Но Вагнер до самой своей смерти в 1907 году верил в духов и даже старался жить «по их приказам».

Николай Вагнер и Александр Бутлеров
Николай Вагнер (слева) и Александр Бутлеров. Источник изображений: ru.wikipedia.org



Порошки доктора Бадмаева


Петербург начала века славился и огромным количеством колдунов, целителей, гадалок. Газеты и журналы очень много писали о Петре Бадмаеве, который практиковал в Петербурге тибетскую медицину свыше 30 лет. С тайной надеждой к нему тянулись вереницы страждущих. Бадмаев принимал больных сотнями, тратя меньше минуты на человека, назначая свои снадобья без малейшего исследования и диагноза. Между тем, пакетик порошков, которыми он обычно пользовал, стоил от 1 до 5 рублей. Самым неудачным годом для Бадмаева стал 1902-й. Военный врач Исаак Крайндель в газете «Новости» опубликовал статью, иллюстрирующую врачебную деятельность Бадмаева, жертвой которого стал его друг — профессор консерватории. Бадмаев лечил его от того, что он «просто объелся», тогда как по свидетельству хирурга Мариинской больницы, у больного была злокачественная опухоль кишечника.

Петр Бадмаев (сверху), Слева направо: Александр III, Николай II и его сын — цесаревич Алексей
Петр Бадмаев (сверху), Слева направо: Александр III, Николай II и его сын — цесаревич Алексей. Все изображения: ru.wikipedia.org

После этого Бадмаева пытались даже изгнать из столицы. «Очень может быть, — писали газеты, — что тибетские травы-порошки хорошо действуют на толстокожих монголов и прочих, верующих в Далай-ламу, но нам, считающим себя культурной нацией, стыдно прибегать к помощи азиатских дикарей». Но целитель счастливо избежал репрессий, благодаря своей близости к царской семье. Он лечил еще Александра III, а позднее Николая II и его сына Алексея.

Подготовила Елена Летенкова

Продолжение следует...