Ваш тайный советник
Мы используем файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нашем сайте
Понятно
Close
Добро пожаловать!
«Ваш тайный советник» запустил телеграмм-канал!
Многие тексты не повторяются.
Новым участникам подарок — возможность скачать свежий номер журнала в формате PDF
царские любимцы

Царские любимцы

Каких домашних животных предпочитали российские императоры
Царские любимцы
Каких домашних животных предпочитали российские императоры
Российские монархи любили домашних животных. А животные — в свою очередь — любили монархов. Наверное, они были единственными, кто любил высочайших особ бескорыстно, не требуя за любовь ни денег, ни чинов, ни званий.

Героическая лошадь
Первый российский император Пётр I почти всю жизнь воевал. А полководец в те времена всегда восседал на коне.

Любимую лошадь Петра I звали Лизетта. Поговаривали, что Петр назвал ее в честь своей саксонской любовницы. Трудно сказать, понравилось ли это любовнице.

Саксония, между прочим, изменяла России, зато Лизетта прошла с Петром I всю Северную войну. Во время Полтавской битвы она даже спасла царю жизнь: Петра окружили шведские солдаты и хотели стрелять, но Лизетта резко рванула в сторону.

В дальнейшем царские кони получили официальное именование — «лошади собственного императорского седла». Их хоронили на специальном кладбище в Царском Селе, а над могилами ставили гранитные плиты.

Обычно императоры были отличными наездниками. Исключение составлял Александр III. Он лошадей не любил и боялся. Что, в принципе, странно. Ведь Мария Федоровна, жена Александра III, как уверяет ее младшая дочь, «и великолепно ездила верхом, и правила лошадьми, да и все ее дети сели на лошадь раньше, чем научились ходить».

И все же любимыми животными Романовых были собаки. Пётр I держал по меньшей мере двух. Пес Тиран был огромным булленбейсером (ныне вымершая порода). Но любил Пётр другую — маленькую — собачку, которую звали, как и любимую лошадь, Лизеттой. Царь приобрел ее, когда находился в Лондоне, и подарил жене Екатерине.

Про эту любимицу грозного императора ходило много рассказов и анекдотов. Скажем, такой. Однажды Пётр приговорил какого-то вельможу к довольно неприятному наказанию — битью кнутом. И оставался глух к любым просьбам о помиловании. Тогда Екатерина написала прошение от имени Лизетты и засунула собаке под ошейник. Пётр I обнаружил бумагу, прочитал и захохотал: «И ты, Лизетта, ко мне с челобитными подбегаешь? Я исполню твою просьбу, потому что она от тебя еще первая».

Император был истинным сыном века Просвещения. И ничего не жалел для просвещения народа. Когда Тиран и Лизетта умерли, Пётр велел сделать из них чучела и выставить в Кунсткамере. Они, между прочим, сохранились до сих пор.
Александр III лошадей не любил и боялся. Памятник Александру III
Александр III лошадей не любил и боялся

Сэр Том Андерсон
И Пётр II, и Анна Иоанновна считались страстными охотниками. Разумеется, у них было много охотничьих собак. Но о каких-либо любимцах нам ничего не известно. Видимо, для этих монархов все собаки были, как говорится, на одно лицо.

Екатерина II ввела моду на маленьких дамских собачек — болонок и левреток. Любимицей императрицы была левретка Земира. Она, как и все придворные того времени, жила в роскоши. Собачка спала в обитой бархатом колыбельке, а подстилки для нее шили из собольих шуб императрицы.

Екатерина II создала в Царском Селе первое кладбище домашних животных. В дальнейшем появится еще несколько таких кладбищ.

Над собачьими могилами — по приказу императрицы — клали мраморные доски с эпитафиями. Одну из них написала сама Екатерина: «Под Камнем сим лежит Дюшесса Андерсон, которою укушен искусный Роджерсон». Искусный Роджерсон — это лейб-хирург императрицы, а Дюшесса — собака из потомства пса, которого Екатерина звала сэр Том Андерсон. Императрица уверяла, что сэр Том был — не в пример многим придворным — невероятно умен.

Павел I роскоши не любил. И приближал к себе людей, не глядя на их родословную. Так же обстояло дело и с собаками. Павел привязался к беспородному шпицу. Пес спал в ногах императора, вместе с ним посещал парады и даже театр, где «сидел в партере на задних лапках и смотрел на игру актеров».

Император Павел — человек-загадка. Загадочна и судьба его любимого шпица: в день убийства императора он куда-то пропал.

Маленькому Николаю Павловичу, будущему Николаю I, дарили птиц — попугаев и таинственного «ученого снегиря». Попугаев Николай Павлович держал и тогда, когда стал императором. Но лучшими друзьями все равно были собаки.

Пес Гусар прожил с Николаем 18 лет. Император спал на походной кровати, а рядом, на старой солдатской шинели, располагался Гусар. Побывавший в России Александр Дюма вспоминал: «Захотев как-то вознаградить одного из своих сыновей, Николай I уложил его рядом со своей кроватью на расстеленную на полу самую старую шинель, на которой спал его пес Гусар. Гусар, старый и грязный спаниель с серой шерстью, был любимчиком императора Николая; он никогда не отлучался от хозяина и пользовался всеми привилегиями избалованной собаки».

Однажды Гусар сбежал. Нашедшему его флигель-адъютанту выдали 500 рублей — весьма солидную сумму.
Лайка Камчатка была любимой собакой императора Александра III
Лайка Камчатка была любимой собакой императора Александра III
Собака-предательница

Когда будущая императрица Екатерина II была еще только великой княгиней, с ней приключилась интересная история. Собачка неожиданно выдала постороннему человеку ее любовную тайну.

Как-то раз к Екатерине пришли шведский посланник граф Горн и Станислав Понятовский. Собачка облаяла шведа, а к Понятовскому стала ласкаться. Посланник сразу сообразил, что Станислава в покоях Екатерины хорошо знают. А значит, он ее любовник. Горн посоветовал великой княгине быть осторожнее. Впрочем, об отношениях Екатерины и Понятовского и без того знал весь двор.


Смерть от разлуки
Александр II был страстным охотником. Поэтому в его царствование активно развивалось собаководство. Например, в Россию завезли догов — новую тогда породу собак. А на Всемирной выставке в Париже 1867 года «свора его величества борзых собак» получила главный приз. А борзые Славный и Завида — золотую медаль.

Впрочем, с Парижской выставкой связана и трагическая история. Борзые — это, так сказать, «рабочие» собаки. Но у императора были и «личные». В частности, английский сеттер Милорд, который ни на шаг не отходил от Александра II. Аристократы считали за честь получить щенков, рожденных от любимой собаки императора. Один из них, кстати, достался Льву Толстому.

Однако на Парижскую выставку Александр II поехал без Милорда. В Париже его ожидала любовница — княжна Екатерина Долгорукова, так что ему было не до собаки. А пес, не дождавшись хозяина, умер с тоски. Вроде бы от разрыва сердца.

После этого Александр II завел второго Милорда — ньюфаундленда. Его он брал с собой даже на Русско-турецкую войну 1877−1878 годов. По всей видимости, пес был нахальным. Однажды в Мраморном дворце выступал известный скрипач Генрик Венявский. Прямо во время концерта Милорд подошел к нему и положил передние лапы на плечи скрипачу. Венявский продолжал играть.
 — Не мешает ли тебе собака? — спросил император.
— Ваше величество, боюсь, что я ей мешаю.
Царь рассмеялся и отозвал собаку.
М. Зичи. Лист из серии «Путешествие императора Александра III и императрицы Марии Федоровны на Кавказ. 1888 Год». (1892 год)
Императорская яхта походила на Ноев ковчег. На борту судна находилась даже корова…

М. Зичи. Лист из серии «Путешествие императора Александра III и императрицы Марии Федоровны на Кавказ. 1888 Год». (1892 год)

Корова на яхте
Александр III был суровым императором, но довольно сентиментальным человеком. Он очень любил детей и животных. Матросы крейсера «Африка», вернувшиеся из плаванья по Тихому океану, подарили ему лайку, подобранную на Камчатке. Собаку так и назвали — Камчатка.

Пес повсюду сопровождал хозяина и даже жил в спальне императора, что вызывало недовольство докторов. В 1888 году царский поезд потерпел крушение. Императорская семья чудом уцелела, а вот собака погибла. Камчатку похоронили под окнами кабинета Александра III в Гатчинском дворце.

Император долго горевал по погибшей собаке. Он сохранил на память ее ошейник. А через четыре года после смерти Камчатки писал жене: «Никогда не забуду эту чудную и единственную собаку! У меня опять слезы на глазах, вспоминаю про Камчатку, ведь это глупо, малодушие, но что же делать — опять так! Разве из людей у меня есть хоть один бескорыстный друг; нет и быть не может, а Камчатка был такой!».

Жена Александра III Мария Федоровна тоже держала собаку. Ее звали Типа. Когда она умерла, ее похоронили рядом с Камчаткой.

Любовь к животным передалась и детям Александра III. Скажем, у Ольги Александровны была белая ворона, которую ей подарил отец, а также волчонок, которого почему-то кормили фруктами и молоком, и ручной заяц Куку.

Даже на императорскую яхту, по словам Ольги Александровны, «нам разрешали брать с собой некоторых своих домашних животных, но только не зайца Куку и не волчонка, которые были еще слишком дикими. И все равно яхта походила на Ноев ковчег. На борту судна находилась даже корова… Мама считала, что без свежего молока никак нельзя обойтись».

Ольга Александровна дожила до 1960 года. И очень рассердилась, когда ей рассказали, что советские ученые запустили в космос спутник с собакой. «Использовать животных в таких целях — жестоко и подло», — заявила великая княгиня.
Николай II, Александра и пес Ворон
Николай II, Александра и Ворон

Счастливчик Джой
У Николая II любовь к животным (впрочем, как и к людям) носила несколько странный характер.

У него тоже были любимые собаки — колли Ворон и Иман. Николай часто совершал длительные прогулки, и собаки составляли ему компанию. Не обходилось без курьезов. В декабре 1895 года царь записал в дневнике: «Дурак Иман провалился сквозь прорубь, но сам сейчас же вылез и стал похож на большую сосульку, т. к. шерсть немедленно замерзла».

Первую собаку, Ворона, цесаревичу Николаю подарили, когда ему исполнилось 17 лет. «Ворон все толстеет, — писал Александр III сыну, когда тот путешествовал по Дальнему Востоку, — и глупые люди его целый день кормят так, что это не собака, а бочка какая-то». Неудивительно, что разжиревший пес через несколько лет умер. Иман тоже жил недолго — семь лет.

Потеряв своих любимцев, Николай II больше не заводил собак. Нормальная человеческая реакция. Гораздо труднее объяснить, зачем он с 16 лет занимался отстрелом бродячих собак и кошек.

По подсчетам историка Игоря Зимина, с 1884-го по 1911 год Николай II застрелил 11 582 собаки и 18 679 кошек. В среднем — 429 собак за год! Больше, чем по собаке в день!

Это тем более удивительно, если учесть, что в семье Николая II любили домашних животных. Они были и у жены, и у всех его детей. Даже у больного гемофилией царевича Алексея.

У царевича практически не было друзей среди сверстников. Поэтому лучшим другом больного ребенка стал спаниель Джой. Собака оставалась с императорской семьей и в Тобольске, и в Екатеринбурге. Причем Джою повезло — он уцелел.

А вот Ортино — французский бульдог дочери Николая II Татьяны — погиб вместе со всей царской семьей. Скелет Ортино был найден среди останков семьи последнего императора.

А Джоя подобрали и увезли в Англию. Пес доживал свой собачий век в Букингемском дворце.

Предки — Кошка и Кобыла

Возможно, любовь императоров к домашним животным объясняется их, Романовых, происхождением. Первого исторически достоверного предка Романовых звали Андрей Кобыла. Он был боярином при московских князьях Иване Калите и Симеоне Гордом. Правда, неясно, почему боярин получил такое прозвище. У Андрея Кобылы было пятеро сыновей. Один из них — Федор Кошка. От него и пошел род Романовых.
Автор Глеб СТАШКОВ

Подписывайтесь на нас!